Курс повышенных ожиданий

Елена Алеева Источник: Деньги

Большинство слушателей программ МВА признаются, что поступают в бизнес-школы не только ради знаний. Существенное значение имеют и связи, которыми можно обрасти во время обучения, и возможность дальнейшего профессионального роста. Мы попросили рассказать выпускников отечественных и западных бизнес-школ о том, насколько оправдались их ожидания и какие изменения произошли в их карьере после получения диплома МВА.

Сергей Еремин: «МВА учит прагматичному подходу в управлении»

Идея получить бизнес-образование у меня появилась, когда одна из коллег призналась, что обучение по программе МВА дало ей совсем другое понимание процессов, происходящих в компании. Я по-хорошему ей позавидовал и решил, что, пока средства позволяют, лучше вложить их в себя, чем в очередную шубу или турпоездку. На удивление, супруга меня поддержала.

Я посетил несколько кафедр АНХ и выбрал факультет инновационных технологий бизнеса. Прикинул, что совокупная стоимость программы обучения исходя из расценок за час там оптимальна. В своей компании в составе отдела маркетинга я руководил интернет-разработками, так что при выборе программы отталкивался и от своих текущих задач.

После обучения я не смог дальше работать в той же компании. Причина проста: МВА учит прагматичному подходу в управлении, а в компании с креативным менеджментом, в которой я тогда работал, все мои попытки сделать управление более упорядоченным руководству были неинтересны. Я ушел, как только подвернулась компания, в которой фронт работ имел для меня подходящие масштабы. В консалтинговой компании ИНЭК (разработчик ПО) мне предложили должность заместителя генерального директора, фактически консультанта при совете директоров. Мне была поставлена задача выработать единую маркетинговую концепцию и предложить пути ее реализации. Как выяснилось, множество подразделений компании давно находились в хозрасчетных отношениях между собой, в связи с чем ушло понимание ценности группы компаний как единого целого, пропал маркетинговый фокус. Со всем этим я разбирался более двух месяцев и, сделав в итоге, как мне казалось, красивую и идеально маркетируемую концепцию, представил свои выводы совету директоров. В частности, предложил сократить некоторые не слишком финансово благополучные направления и во время презентации каждому руководителю направления указал на недостатки, апеллируя к рациональному подходу.

На следующий день через руководителя службы персонала мне передали, что дирекция не готова ни к какой реструктуризации и я им больше не нужен. Внутренне я был готов к такому повороту событий. Должность мою после ухода закрыли, чтобы с моей стороны не было никаких требований о компенсации. Надо сказать, что мне все же удалось встряхнуть болото. После того как я обрисовал будущее, по крайней мере четыре человека из компании уволились.

Сейчас я нахожусь в поиске работы и участвую во временных проектах. Исправно хожу на собеседования, рассматриваю предложения по управлению маркетингом или руководству интернет-проектами. О том, что прошел обучение по программе МВА, говорю, если только об этом заходит разговор. Диплом я защищать не стал. Решил, что раз я учусь для себя и за свои деньги, то мне важны знания, а не «корочки». Кстати, некоторым потенциальным работодателям нравится, что я бросил школу MBA. По их мнению, бизнесу важны практические навыки, а не академические знания.

Елена Черненко: «Мне хотелось не только систематизировать знания, но и пообщаться с коллегами»

В течение нескольких лет моя деятельность была связана с недвижимостью — в Русском международном банке я руководила группой, занималась экспертизой инвестиционных проектов в сфере недвижимости. Этот вид бизнеса находился в стадии постоянного законодательного реформирования, и базовых экономических знаний уже не хватало. В 2004 году Школа экономики земельных рынков в АНХ при правительстве РФ запустила программу «МВА-недвижимость», и я попала в самую первую группу. Можно было бы поступить на эту программу позже, поскольку она была еще сырая, преподаватели фактически учились вместе с нами. Но мне хотелось не только систематизировать имеющиеся знания, но и пообщаться с коллегами. Ведь недвижимость — это бизнес на кончиках пальцев, и никто особенно не спешит делиться секретами. А во время учебы хочешь не хочешь, но обсуждаешь свои проблемы и делишься своим опытом. В итоге нам удалось наладить общение, мы получили возможность, что называется, сверить часы и оценить тенденции, которые нас ожидают в ближайшие года три. Сказать, что во время обучения я узнала что-то новое, я не могу, все-таки мой практический опыт был довольно обширен. Но у меня появилась четкая структура знаний, а сам процесс был живой, и я получала от него удовольствие.

Еще во время учебы я получила предложение от коммерческого банка «Гарант-Инвест» и ушла с прежней работы на позицию советника председателя правления. В принципе для любой кадровой службы желание сотрудника получить дополнительное бизнес-образование — это сигнал. А уж если человек категорически отказывается от участия компании в оплате обучения, то это означает, что он свой выбор сделал.

В конце обучения я уже рассматривала новые предложения, взяла тайм-аут на защиту диплома и затем вновь поменяла работу — приняла приглашение стать исполнительным директором холдинговой компании MIBS Estate, где работаю и сейчас. Одновременно меня пригласили преподавать курс на программе МВА, что для моих партнеров послужило дополнительным доказательством моего профессионализма.

Андрей Заутер: «После возвращения меня в первый же день повысили в должности»

 

В 2002 году я участвовал в конкурсе Британского совета по программе Chevening. Поиск учебного заведения и программы МВА начал сразу, как только узнал, что получил стипендию. Мне хотелось выбрать программу с более детальным изучением финансовых дисциплин, в итоге на поиск ушло около пяти месяцев. В результате я подал документы в бизнес-школу Лидского университета (Leeds University Business School). Высокий уровень вуза подтверждался рейтингами FT, а школа МВА этого университета до сих пор входит в сотню лучших бизнес-школ мира. Мне понравились предлагаемая программа и ее руководитель. Правда, к стипендии £20 тыс. пришлось добавить собственные сбережения. В тот момент я работал в «Газпроме», занимался сделками по слиянию и поглощению, на учебу меня отпустили с условием, что после обучения вернусь в компанию.

После возвращения меня в первый же день повысили в должности, и я возглавил отдел, который занимался сделками по слиянию и поглощению в Восточной Европе. Мне предложили несколько проектов, ими я и занимался до лета 2004 года. Сначала меня все устраивало. Но чем больше я погружался в работу, тем очевиднее становилось, что политика, проводимая компанией в подходе к сделкам по слиянию и поглощению, отличается от западного подхода к структурированию подобных сделок. Серьезные проекты требуют серьезной подготовки и подбора соответствующих специалистов. Но в тот момент в департаменте зарубежных связей, куда входил возглавляемый мною отдел, я был единственным человеком с западным образованием. Понимания у руководства я не нашел, а смириться с ситуацией не смог. Посчитал, что в большой организации мне одному что-то изменить не под силу, поэтому примерно через полгода начал поиски другого места работы, надеясь найти компанию, в которой смогу применить опыт и знания в полном объеме.

Я прошел собеседования в восьми компаниях и выяснил, что у нас в стране диплом МВА не производит на работодателей особого впечатления, но, безусловно, дает конкурентное преимущество на рынке труда. Для российских компаний гораздо важнее опыт работы и то, насколько подходит человек компании. Факт наличия степени МВА больше принципиален для западных компаний. Конечно, диплом западного МВА — это не печать мегаотличия, но по крайней мере он позволяет работодателю понять, что он может ожидать от этого соискателя. В 2004 году я получил приглашение от ТНК-ВР поработать аналитиком в блоке «Стратегия и развитие нового бизнеса», через восемь месяцев получил предложение перейти на менеджерскую позицию в блок «Переработка и сбыт» управления коммерческой деятельностью и планированием. В англо-русской компании многие сотрудники — экспаты из Англии, Америки и других стран, а руководитель и подчиненные — скорее единая команда, нежели формальная ячейка в структуре компании. Задачи перед специалистами ставятся довольно сложные, но решать их в обстановке, где с тобой говорят на одном языке, гораздо интереснее.

Надежда Алешина: «Поступление на программу МВА было рискованным мероприятием»

К моменту поступления на программу МВА я успела 2,5 года проработать в Лондоне в Европейском банке реконструкции и развития, затем два года во Флоренции в ЮНИСЕФ, где занималась экономическими исследованиями. Мне очень хотелось остаться в Великобритании, но рассчитывать на какие-либо изменения в карьере я не могла, а базового образования в виде экономического факультета МГУ было уже недостаточно. И в 2004 году я оказалась перед выбором — делать PhD по экономике или получить степень МВА в одной из британских бизнес-школ. Я выбрала второе. Собственных средств на обучение не было, поэтому решила так: раз уж мне придется брать кредит, то выбирать нужно такое учебное заведение, которое гарантировало бы впоследствии хорошую работу. Поступать решила в London Business School (LBS), подала документы и успешно прошла испытание. Студенческую ссуду в размере £50 тыс. мне беспрепятственно выдали в HSBC (у этого банка есть какое-то соглашение с LBS), поскольку в Великобритании у меня более пяти лет был банковский счет.

Честно говоря, я не имела ни малейшего представления о том, чем буду заниматься по окончании школы. У меня не было опыта работы в сфере финансов. Как выяснилось, у многих выпускников бизнес-школ в 2003-2004 годах были большие проблемы с трудоустройством. Экономический спад и стагнация мировых рынков привели к тому, что компании финансовой сферы почти не привлекали дорогих специалистов. Выпускники со степенью МВА, даже с хорошим опытом работы в финансовой сфере, не могли никуда устроиться, у многих из них при этом были непогашенные ссуды. В общем, обстановка была гнетущая, и с моей стороны поступление на программу МВА было рискованным мероприятием. Я очень волновалась, что и у меня могут возникнуть проблемы с трудоустройством, тем более что соответствующего опыта работы у меня-то как раз не было. Но я решила, что рано или поздно ситуация начнет меняться к лучшему, поскольку хуже быть уже не может.

Поиском работы я занялась еще на первом году обучения, когда столкнулась с необходимостью найти компанию для прохождения летней практики. Практика — это не только возможность заработать деньги и частично погасить ссуду, но и залог того, что в ту же компанию можно будет устроиться уже на постоянную работу после окончания учебы. Сначала я отправила CV в десяток крупных банков, среди которых были, например, Morgan Stanley, Citigroup, CSFB, Lehman Brothers. Все эти компании в поисках лучших специалистов приходят на кампус LBS со своими презентациями. Я прошла шесть интервью с представителями компаний у нас на кампусе, но дальше второго раунда дело не шло. Конкуренция была очень большая. Только на нашем курсе обучалось 250 человек. Но существуют и другие школы МВА — и не только в Англии. К тому же выпускники с предыдущих курсов также находились в поисках работы. В конце концов я получила приглашение от Barclay Global Investors, сюда же совсем недавно вышла на постоянную работу.
ПО ТУ СТОРОНУ ВОПРОСА

Спрос на MBA

Специалист с опытом работы и дипломом МВА давно не редкость на рынке труда. В последнее время для некоторых позиций наличие диплома МВА перешло из разряда пожеланий в разряд требований. Чтобы оценить отношение компаний-работодателей к соискателям со степенью МВА, аналитики компании HeadHunter (www.hh.ru) летом 2006 года провели собственное исследование. Анализ банка вакансий и резюме позволил нарисовать портрет такого соискателя. Итак, средний возраст выпускников школ МВА составляет 35-40 лет, при этом около 60% — это мужчины и 40% — женщины. Степень МВА, как правило, получена ими в ходе обучения на одной из совместных программ, предусматривающих получение как российского, так и зарубежного диплома. Уровень языковой подготовки оценивается самими соискателями как средний: всего 22% соискателей заявили, что свободно владеют иностранным языком, 34% готовы проходить интервью и примерно 44% способны изучать профессиональную литературу на иностранном языке.

Практически во всех сферах бизнеса предложение существенно превышает спрос со стороны работодателей. В Москве, например, в бизнес-администрировании количество резюме от соискателей со степенью МВА в 22,8 раза превышает число вакансий; в сфере управления персоналом — в 5,8 раза; ищущих позицию топ-менеджера в сфере управления малым бизнесом в 11 раз больше, чем требуется работодателям. В Санкт-Петербурге топ-менеджеров в производстве в 7,8 раза больше, чем соответствующих вакансий, в консалтинге — в 9 раз и в администрировании — в 5,3 раза. А дефицит специалистов и менеджеров среднего звена с дипломом МВА наблюдается в Петербурге в таких сферах, как консалтинг, строительство и недвижимость, туризм и ресторанный бизнес.

Вместе с тем петербургские компании оказались менее взыскательны к соискателям, нежели московские. Так, диплом МВА потребуется предъявить в случае, если соискатель планирует работать в сфере информационных технологий, строительстве, управленческом учете. В Москве компаний, заинтересованных в выпускниках бизнес-школ, гораздо больше. Кроме упомянутых отраслей, диплом МВА нужен для работы в инвестиционной и банковской сфере, консалтинге, строительстве и недвижимости, транспорте и логистике.

За прошедший год в Москве число вакансий в разделе «Высший менеджмент», в которых упоминалась аббревиатура МВА, увеличилось в базе компании HeadHunter на 36%. В Санкт-Петербурге прирост составил порядка 60%.

Между тем, по данным исследования Begin Group, большинство работодателей отмечают, что при прочих равных условиях диплом МВА является плюсом, но сам по себе не гарантирует блестящей карьеры. При отборе кандидатов они уделяют внимание в первую очередь деловым и профессиональным навыкам, а также реальным достижениям. Впрочем, в некоторых компаниях вовсе не одобряют обучение сотрудников на программах МВА, полагая, что такой специалист непременно потребует повышения заработной платы и в случае отказа будет готов покинуть компанию.