Идентификация школы

Наталья Клименко Источник: Карьера

О том, как поступить в западную бизнес-школу, написаны сотни статей: эксперты всех мастей и рангов советуют не ориентироваться на рейтинги, искать учебное заведение, соответствующее вашим требованиям, как можно больше общаться с выпускниками и студентами, посещать всевозможные open meetings… А что тем временем происходит в России? Ответы — в нашей инструкции.

   «Сегодня рынок бизнес-образования в России — один из наиболее быстро развивающихся, — говорит Сергей Календжян, декан Высшей школы корпоративного управления АНХ при правительстве РФ. — Рост спроса вызван нехваткой образованных менеджеров, в первую очередь высшего звена, которые могли бы эффективно управлять крупными корпорациями. Кроме того, общество начало понимать, что инвестиции в образование (собственное, своих сотрудников, детей) принесут ощутимый результат». Неудивительно, что число желающих стать Master of Business Administration растет с каждым годом. Однако тем, кто еще не принял окончательного решения, стоит честно ответить на вопрос: «А зачем мне нужно бизнес-образование?» И если ваше решение — дань моде, еще раз взвесьте все «за» и «против»: все-таки обучение в отечественной бизнес-школе обойдется в $6000–20 000, в западной — в $25 000–40 000.

Наши или ваши?

   Помимо отечественных и зарубежных разработок существуют совместные программы, которые позволяют получить сразу два диплома — российский и западный. Возникает вопрос: что лучше? Все зависит от ваших потребностей. Если вы работаете в России, ваш бизнес ориентирован на внутренний рынок и страны бывшего СССР, стоит подумать об отечественной программе (многие из них были разработаны на основе западных или по-прежнему являются их калькой. Да и государственный стандарт МВА опирается на иностранные документы). Если же вы работаете в западной компании, на совместном предприятии или занимаетесь бизнесом, связанным с зарубежными проектами, стоит подумать о западной бизнес-школе. Что касается совместных программ, это выход для тех, кто по тем или иным причинам не хочет или не может уехать из страны на два года. Они представляют собой копию программы вуза-партнера с добавлением отечественной специфики; обучение проходит главным образом в России. В итоге вы получаете диплом западной бизнес-школы и возможность попробовать свои силы за рубежом, но за меньшие деньги, так как совместная программа стоит намного дешевле своего иностранного аналога — порядка $15 000.

Наши!

   Тем, кто решил поступать в отечественную бизнес-школу, для начала надо ознакомиться с лицензией на право реализации программ МВА (оценивается наличие необходимых условий для обучения) и особенно со свидетельством о государственной аккредитации программы МВА (оценивается уровень самой программы), считает Юрий Тазов, директор по маркетингу Высшей школы международного бизнеса АНХ при правительстве РФ и координатор МВА-сообщества «Российская лига МВА».

   Василий Верещако, генеральный директор «ПИТ дистрибьютор» (окончил Институт магистерской подготовки МЭСИ), советует начинать поиск подходящей школы с глобального мониторинга, например, с посещения образовательных выставок, где можно собрать всевозможную информацию о дополнительном и бизнес-образовании, узнать сроки и стоимость обучения: «Здесь бизнес-школы и вузы показывают лучшее, что у них есть, и все это сконцентрировано в одном месте: не надо ездить из одного учреждения в другое, терять деньги, время и т.д. Выбрав три-пять подходящих предложений, начинайте звонить, интересоваться, что да как, выяснять детали. Для меня одним из решающих условий было оптимальное соотношение цены и качества. Плюс рекомендации коллег, которые уже учились в ИМП МЭСИ. А дальше — личный контакт с представителями этой бизнес-школы».

   Довольно информативным может оказаться сайт школы. «Стоит посмотреть, как представлена программа, что рассказывается о ней, — советует Ашот Сеферян, заместитель декана факультета стратегического управления, руководитель программ МВА Института бизнеса и делового администрирования АНХ при правительстве РФ. — Если там всего две странички, где описана структура программы, указано время начала занятий и режим обучения, то стоит задуматься: почему дальше-то ничего не рассказывают? А если сайт объемный, объясняется структура программы, есть описание дисциплин, можно посмотреть, кто ведет тот или иной курс, есть подробная информация о преподавателях, это вызывает доверие к программе. То же касается и режима занятий. Ведь можно просто написать «занятия три раза в неделю с 19.00 до 21.00», а можно указать, что это понедельник, среда, пятница, что возможны занятия в субботу и тогда занимаются с такого-то времени… Это позволяет сопоставить расписание школы с собственным и понять, подходит такой режим или нет».

Кто меня научит?

   Не менее важен «человеческий фактор». Не стоит особо радоваться громким академическим званиям преподавателей. Это, безусловно, плюс, но гораздо важнее их практический опыт. «На мой взгляд, академические достоинства лекторов для бизнес-образования не имеют принципиального значения, — говорит Владимир Зинов, декан факультета инновационно-технологического бизнеса АНХ при правительстве РФ. — Гораздо важнее их профессиональные успехи как консультантов или менеджеров. Студентам бизнес-школ не нужны теории, им нужны рекомендации и примеры из практики, причем желательно из собственной практики. У нас были случаи, когда преподаватели, имеющие академические заслуги, написавшие много учебников, уходили через одно-два занятия — слушатели хотят учиться у людей из реального бизнеса».

   Конечно, пункт «у нас работают практики» можно встретить на сайте или в рекламе любой бизнес-школы. Но немногие готовы дать подробный ответ на вопрос «кто эти практики, откуда они пришли, какой у них опыт?» Если среди преподавателей действительно есть представители бизнеса, школа о них расскажет. Вам назовут конкретные фамилии, пояснят, кто, что и когда читает, давно ли сотрудничает со школой (однако гарантий, что все названные специалисты будут вести занятия именно у вашей группы, нет). Также стоит выяснить, насколько часто школу посещают серьезные бизнесмены, проводят ли они мастер-классы и т.д.

   Как правило, большая часть преподавателей в бизнес-школе — внештатные. Штатных не так уж и много. Тем не менее если ведущие специалисты работают в этой бизнес-школе, причем давно, — это еще один плюс.

   Заглянуть на огонек

   Хотя многие считают посещение дня открытых дверей пустой тратой времени, наведаться в школу все же придется. Но лучше предварительно позвонить. «Правильное общение по телефону — это вообще азы любого бизнеса, — утверждает Юрий Тазов, — и если с вами поговорили плохо или не дали исчерпывающей информации — забудьте об этой школе».

   «Уже по разговору с сотрудником отдела маркетинга вы поймете, насколько серьезно учебное заведение относится к своим потенциальным слушателям, — говорит Ашот Сеферян. — Придя в школу, стоит попросить краткое описание программы, листовку или брошюру о ней. В них должна приводиться достаточно подробная информация о программе, а отсутствие подобных бумаг подозрительно. Обязательно нужно попросить расписание занятий. Если учебного плана нет или он находится в разработке, следует насторожиться. Но даже в том случае, если учебный график будущей группы еще не составлен, вам обязаны показать действующее расписание».

   Еще лучше, если вам разрешат посетить занятие. Как правило, обязательным условием является молчание и полное неучастие в образовательном процессе. Однако вы получите возможность лично, а не с чужих слов, узнать, как работает группа.

Раз словечко, два словечко

   Даже если вы честно изучили все сайты и рекламные брошюры, посетили все школы, изучили все рейтинги и просмотрели все статьи, нет никакой гарантии, что собранная вами информация — полная и достоверная. Поэтому обязательно нужно поговорить с теми, кто учится или учился в приглянувшейся школе. По наблюдениям Юрия Тазова, для слушателей и выпускников очень важна возможность обмениваться мнениями о своих программах, предметах и преподавателях. «Конечно же, отзывы авторитетных для потенциальных слушателей людей об обучении в бизнес-школе играют важную роль в выборе программы. — говорит Анна Мустафина, заместитель директора по маркетингу Института магистерской подготовки МЭСИ. — Эффективность «сарафанного радио» подтверждается нашей практикой — из года в год доля слушателей, которые приходят по рекомендации выпускников, возрастает».

   Рассказывает Рашид Азизалиев, руководитель службы по работе с дистрибьюторами и развитию сети приема платежей «ВымпелКом»: «Я заинтересовался МВА-образованием три года назад. Один из моих коллег в тот момент учился в школе бизнеса «МИРБИС». Вначале я послушал его рекомендации и отзывы о школе, посмотрел материалы, по которым он занимался, понял, что мне это действительно нужно и «МИРБИС» вполне подходит. Конечно, чтобы сделать правильный выбор, я изучил предложения других школ и особенности их программ. В конце концов, остановился на двух бизнес-школах — «МИРБИС» и АНХ, учитывая их программы, преподавательский состав, отзывы знакомых, рекомендации в Интернете, опыт. Выбрать было довольно трудно — учебные заведения оказались равнозначными. Все решили цена («МИРБИС» немного дешевле), близость к дому и офису».

Предмет разговора

   Следующий ответственный этап — выбор специализации. «Де-юре специализации МВА не бывает, потому что гостребования едины, — разъясняет Владимир Зинов. — Де-факто те 30% учебных курсов, которые выбирает непосредственно бизнес-школа, связаны с разными направлениями. Некоторые предполагают углубленное изучение маркетинга и менеджмента, другие — HR или финансов. Наша программа — управление проектами и инновациями. Важно только, чтобы для выбора специализации были основания, реальный опыт, а не только желание».

   Определиться с нужной специализацией не так просто. «Самое опасное — предпочесть направление, которое для вас приоритетно именно сегодня, — предостерегает Ашот Сеферян. — Потому что может получиться так: пока вы будете выбирать школу и учиться, проблемы на работе разрешатся либо сами собой, либо с помощью ваших сотрудников, консультантов и т.д. И, по сути дела, специализация потеряет значение. Поэтому на проблему надо взглянуть шире, с точки зрения общей стратегии, миссии компании».

   «Нужно определиться с карьерными целями и задачами, — советует Татьяна Иванищева, проректор высшей школы бизнеса «МИРБИС», — понять, в какой стране вы хотите работать, в какой структуре, кем. От этого будет зависеть выбор непосредственной образовательной программы. В дальнейшем нужно определиться — где не хватает знаний и как вы планируете строить свою карьеру. Например, менеджеры, которые намерены открыть собственное дело, стать генеральным директором, заняться стратегией и развитием компании, выбирают специализацию «МВА — стратегический менеджмент и предпринимательство». Специалисты, которые планируют занять кресло финансового директора, предпочитают программу «МВА — финансовый менеджмент».

   С Татьяной согласен Рашид Азизалиев: «Необходимо прислушаться к себе и понять, чего вы хотите от бизнес-образования, какое направление (финансы, маркетинг и т.д.) для вас важно. Программ много, поэтому стоит посмотреть, какие специализации есть в бизнес-школе и где сосредоточены лучшие преподаватели. Например, в какой-то бизнес-школе нужная вам специализация только появилась (еще не обкатана программа, не сложились традиции преподавания), в другой она есть давно, а занятия ведут известные специалисты). Это может стать одним из критериев выбора места будущей учебы». Иногда, кстати, определяющим. Рассказывает Елена Небурчилова, глава технического отдела Contract Ltd.: «Меня интересовал исключительно технологический менеджмент. А подобных программ не так уж много. Одна из них разработана факультетом инновационно-технологического бизнеса АНХ. Меня привлекло ее содержание, кейсы, которые предполагалось изучать, преподавательский состав — бывшие ученые, у которых есть собственные изобретения. Еще одним плюсом оказалось сотрудничество ФИТБ с Техасской школой бизнеса. Кроме того, существовали скидки для изобретателей. Словом, меня устроили и цена, и содержание программы, и наличие специалистов-практиков».