Дамский детектив про MBA (о «Рейтинге бизнес-школ» журнала «Финанс.» № 22 12-18 июня 2006 г.)

Полина Маркова Источник: Российская Лига MBA

Я иногда читаю «дамские» детективы. От крепких, «мужских» представителей этого жанра дамское рукоделие отличает легкая незамысловатость и наличие чудесных превращений. Обычно я читаю такую литературу в отпуске, где-нибудь на пляже: жара, рядом плещет голубая влага, хитросплетения сюжета скользят по поверхности сознания. А тут, как назло, ни одним детективчиком не запаслась. Но – удача! Среди развала глянцевых журналов — знакомые до боли слова «MBA» на обложке делового издания! Черный фон и леденящий кровь заголовок «Что скрывает диплом MBA» обещают разоблачения и лихую интригу.

Почитаем. Интрига действительно появляется, едва раскрываешь «тему номера» — рейтинги российских школ бизнеса. Оказывается, «партнером рубрики» выступает Американский Университет Бизнес Администрирования. Парадоксальная ситуация: рейтинг, по определению являющийся независимым, патронирует один из его участников. Но дальше — еще интереснее.

В первых строках автор гневается на бизнес-школы, не желающие быть открытыми и «отдыхающими под «развесистой кроной своего материнского вуза». Ага, понимаю, какие конкретно школы обвиняет автор в закрытости! Не участвуют в рейтинге, поди боятся пристального общественного внимания! Странно только, что ровно год назад в этом же самом журнале, в рейтинге этого же самого автора нарушители как раз и заняли первые места. Где же они в рейтинге этого года? Даже следов их не наблюдается! «Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город. Пропал Ершалаим, как будто не существовал на свете». Велика власть пишущего!

Журналисту все равно, он в детали не влезает, а тебе читатель объясню отсутствие в нашем дамском детективе ведущих школ бизнеса. Дело в том, что Высшая школа международного бизнеса (ВШМБ) АНХ при Правительстве РФ (1 место в рейтинге «Финанс.» 2005 г.), Институт экономики и финансов «Синергия» (4 место), Высшая коммерческая школа Минэкономразвития РФ (5 место) не прятались, а просто выполняли апрельское решение Российской ассоциации бизнес-образования (РАБО) об объявлении моратория на участие бизнес-школ в рейтингах (я не поленилась поинтересоваться). Спросите, почему РАБО так решила? Мотивация была проста: объективной методики рейтинга бизнес-школ в России пока не создано, а имеющиеся рейтинги дают неполную информацию и скорее дезориентируют будущих слушателей.

Кстати, резонность последнего соображения наглядно продемонстрировали представленные материалы. Исключите из рассмотрения, упомянутые ведущие школы плюс, отсутствующие по неизвестным причинам Институт бизнеса и делового администрирования (ИБДА) АНХ, Высшую школу менеджмента МГУ, Санкт-Петербургский международный институт менеджмента (ИМИСП), ЛИНК, т.е. в сумме наиболее сильные бизнес-школы России, и что вы получите?

Старейшей школой бизнеса оказывается Бизнес-школа технологий менеджмента ИПК УГТУ – 19 (!) лет. Уважаю возраст, но самые первые школы были образованы в 1988 году Постановлением Совета Министров СССР. С арифметикой здесь явно плоховато.

Другими «лидерами», уже по количеству бизнес-консультантов среди преподавателей оказались Урало-Сибирский институт бизнеса и Международная школа менеджмента Vleric Leuven Gent – 100% (!) Дорогие журналисты, вы хоть сами читаете, что публикуете? Сто процентов преподавателей – бизнес консультантов в бизнес-школах не бывает, потому что не бывает никогда.

Далее в том же духе. О чем говорит такой «нетрадиционный», по словам самого журнала, рейтинг? К сожалению, мало о чем. Впрочем, из него мы узнали о существовании некоторых «лидирующих» школ бизнеса.

Что мешало включить ряд действительно ведущих школ бизнеса в информационную таблицу, мы не узнаем никогда. Можем только предположить, что это мешало развитию сюжетной линии.

Но детектив не закончен, впереди две статьи. Первая, «До и после MBA» развенчивает мифы и приоткрывает завесу тайны над MBA. Хотя о каких тайнах может идти речь, когда за десять лет вышли сотни (если не тысячи) статей об MBA и вся информация широко доступна. Только стремлением заинтриговать читателя журнала можно объяснить анонс на обложке «Что скрывает диплом MBA». Итак, что же он, по мнению автора, скрывает?

«Слабое место российских школ – зацикленность на теории, академизм» — недостаток известный, но постепенно преодолеваемый школами. На открытие явно не тянет.

Цитируем дальше: «еще один распространенный миф, что личные связи, приобретенные в школе, играют важную роль в бизнесе. ..если сделка бесперспективна, никакая общая парта или вместе решенный кейс не спасут от хладнокровного отказа». Рискну не согласиться, связи – это не миф, а самая что ни на есть, реальность. Вы не поняли, коллеги: благодаря связям заключают выгодные сделки, а не спасают сделки бесперспективные. Поэтому тут тоже — слова из другой песни.

Интересна и другая статья под названием «Потусторонний взгляд». Конечно, автор имел в виду работодателей, так сказать людей с другой стороны. Но на наш взгляд это название – что называется, «оговорка по Фрейду». Похоже, многое из того, о чем сообщается в статье, родом из «потусторонья».

Чего стоит, например, такой перл: «Специалисты уверены: поскольку MBA являет собой западный стандарт – соответствующий диплом должен быть получен в западной бизнес-школе, причем на языке оригинала, то есть на английском». Очень хочется узнать, какие «специалисты» так считают, назовите их, не стесняйтесь. Во-вторых, кто это вам, дорогие товарищи сказал, что MBA – западный стандарт? Шепну по секрету: MBA в России является российским стандартом с 2000 года. Ну а по поводу, где лучше учиться – ясное дело – привет партнеру проекта, Американскому Университету Бизнес Администрирования.

Повтор уже давно опровергнутых исследованиями компании «Begin group» стереотипов о «неоправдано завышенных зарплатных требованиях MBA» не комментируем. Этот тезис настолько изжеван в прессе за последние четыре года, что уже никому не интересен.

Вперед читатель, нас ждет настоящий бриллиант! Вот он (в изложении Виктории Петровой): «Я хорошо помню, как в девяностых годах, когда в России стали открываться первые бизнес-школы и плата за обучение была весьма скромной, на MBA шли секретари и торговые представители». Браво, тов. Петрова! Я тоже училась на MBA в девяностые, и тоже многое хорошо помню. Одно из двух: либо секретари и торговые представители в то время были самыми продвинутыми в бизнесе людьми (интересно, а вы в какой тогда были должности?), во что не очень верится. Либо стоимость Жигулей для секретарш девяностых была чем-то сродни расходов на булавки. Опять нестыковочка получается.

Впрочем, не буду сурова к высказываниям выпускников. Они очень важны и к ним следует отнестись с уважением. Но знает ли автор, что такое репрезентативная выборка? Отсылаю к технологиям проведения опросов – эта работа несколько труднее, чем взять интервью у десяти-двенадцати, пусть и очень уважаемых менеджеров.

Каков же итог этого детектива и как можно ответить на один из вопросов, вынесенных на обложку журнала — «Кому нужны теоретики бизнеса»? Ясно, что «теоретики бизнеса» — это профанация МВА. Но ведь водораздел проходит не по линии «западная школа – хорошо», «российская школа-плохо», а по линии «профессионал – непрофессионал». Непрофессионалы нам не нужны, ни в бизнесе, ни в журналистике.

PS. На сайте журнала «Финанс.» по состоянию на 20 июля 2006 г. комментарии к рейтингу и цитированные статьи находятся не в открытом доступе, а только для подписчиков. Оно и правильно, товар такого качества обычно плохо продается.

Автор: Полина Маркова, выпускница российской школы бизнеса 1997 г., собственник инвестиционной компании (polinamarkova@yandex.ru)

Смотрите: Показатели российских бизнес-школ. 2006 год Исследование журнала «Финанс.»