Бизнес-тренер: авантюра удалась

Екатерина Михайлова Источник: Класс

Пять лет назад человек, собравшийся стать тренером, казался окружающим чуть ли не авантюристом, который занимается чем-то рискованным, сулящим неплохую оплату, но крайне ненадежным…

Начать мне хотелось бы с анекдотичного случая. Молодую даму, работавшую тренером в одной фармацевтической компании, спросили, чем она занимается. Самое простое объяснение, которое пришло ей в голову — «учительница в аптеке». Легко догадаться, что это было несколько лет назад, когда за пределами очень узкого круга людей не было точно известно, ни кто такой тренер, ни что такой сотрудник делает в компании.

Сейчас ситуация изменилась, многим уже известно, кто такой тренер, а те, кто заказывают тренинг, формулируют свои вопросы вполне со знанием дела. Такие курьезы, как звонки с вопросом «По каким видам спорта у вас готовят тренеров?» больше не случаются.

Это косвенно показывает, что тренерская практика все больше становится профессией, имеющей свои стандарты и границы, и как в любом роде деятельности на глазах происходит отчетливая дифференциация.

Долгая дорога к тренерству

Если говорить о том, что изменилось в самих тренерах… Во-первых, сам тренерский цех значительно более специализирован, чем это было раньше. Пожалуй, сейчас уже никто, даже начинающие тренеры, не говорит, что проводит тренинги «вообще». Второе отличие можно обозначить следующим образом. Пять лет назад человек, который сменил работу и начал продвигаться в сторону тренерской практики, себе и окружающим казался чуть ли не авантюристом, человеком, который занимается чем-то непонятным, рискованным, сулящим неплохую оплату, но крайне ненадежным. Сейчас для людей с психологическим или педагогическим образованием тренерство — это одна из возможностей, которые рассматриваются с самого начала.

У нового подхода есть свои плюсы и минусы. Люди, которые приходили в тренерскую практику личностно и профессионально зрелыми, у которых было за плечами какое-то базовое образование, в том числе и техническое, приносили в эту деятельность не только свой опыт и энергию, но и креативность, умение учиться, желание выходить из трудных и неожиданных ситуаций. Люди, которые приходит в тренерскую практику со студенческой скамьи, такого багажа часто не имеют и гораздо в большей степени ориентированы на использование уже готовых образцов. Они гораздо больше ориентированы на использование и воспроизведение стандартных технологий, что с одной стороны, несколько упрощает их жизнь, а с другой — затрудняет решение конкретных задач тренинга. Я бы сказала, что сегодняшние тренеры, в отличие от тренеров пятилетней давности, гораздо больше оглядываются на существующие образцы. Опять-таки — это не хорошо и не плохо, это неизбежный продукт любой стандартизации, когда использование готовых клише становится частью процесса.

О тех, кто все-таки прошел этот путь

Среди тренеров стало меньше людей случайных, для которых тренерство — это приработок время от времени, и больше людей, которые все больше осознанно занимаются собственным обучением и саморазвитием, организуют свое профессиональное будущее, планируя его и продвигая себя и свой труд как товар по всем правилам рынка.

Очень любопытно наблюдать, как все более многочисленный тренерский цех расслаивается. Я имею в виду не дифференциацию по темам тренингов или рабочим нишам, а скорее вертикальную иерархию, статусную структуру. Сообщество тренеров стало весьма конкурентным, и для работающего профессионала, в каком бы жанре он ни выступал, весьма актуально стало представление о том, кто стоит дороже него, а кто наоборот, где — если говорить о регионах — какие ставки оплаты тренингов.

Когда тренер «устает»

По нашим наблюдениям, если тренер изо дня в день делает примерно одно и то же, то, разумеется, нарабатываются приемы общения с аудиторией, грамотная подача материала, тренер «обрастает» инструментарием. Но примерно в то же время, когда появляется этот багаж, на глазах развиваются отчетливые признаки того, что называют «синдромом сгорания». Это означает, что с каждым разом становится все труднее так же бодро, энергично, вдохновенно делать одно и то же. Рано или поздно это становится заметно, происходят какие-то накладки и мотивации продолжать то же самое, только больше, чаще и даже за большие деньги, явно не хватает.

Очень часто человек в этой ситуации сам, чувствуя, что утратил некий ресурс и интерес к своей деятельности, ищет возможность ее расширить или обновить. И если пять лет назад среди людей, приходящих на «Тренинг Тренеров», был распространен мотив «попробовать, посмотреть, могу ли я это делать», то сейчас среди наших слушателей все больше людей, которые уже владеют своей профессией и которые, не дожидаясь «выгорания», ищут возможности расширить поле своей деятельности, представить свои профессиональные перспективы.

Куда ветер дует

Наблюдается тенденция изменения жанра и методов работы. Многие тренеры, достаточно успешно проработавшие несколько лет, ищут для себя дополнительные возможности. Эти возможности находятся либо в консалтинговой практике, либо в коучинге — индивидуальной работе. Это естественно и логично, и отчасти связано с потребностями рынка, отчасти — с убеждением, приходящим с опытом, в том, что стандартная работа «по лекалу» не удовлетворяет не только заказчика, но и самого тренера. В этом смысле расширение поля деятельности в сторону коучинга представляется весьма перспективным многим тренерам вовсе не потому, что у них что-то не получается в тренерской практике, а как раз потому, что все, что могло получиться, уже испытано и получилось, и есть стремление к поиску других форм эффективной работы.

Все эти изменения диктуют, на мой взгляд, совершенно естественные и логичные изменения в системе подготовки тренеров.

И, наконец, последнее, что хотелось бы сказать. Информационные технологии, безусловно, уже изменили и дальше будут менять все области, связанные с обучением. И не исключено, что ближайшие следующие пять лет продемонстрируют появление совершенно новых жанров тренинговой практики, которая, возможно, и называться будет как-нибудь иначе.

Закончу парадоксом: чем в большей степени можно будет обойтись без «живого» тренера, тем большей ценностью этот самый «живой» тренер будет являться.