МВА — локомотив карьеры или потерянное время?

В феврале с.г. Российской лигой МВА в Парке «Волен» прошел круглый стол «МВА – локомотив карьеры или потерянное время». Тема как никогда актуальна сегодня, поэтому мы решили опубликовать часть дискуссии на страницах нашего издания.

Президент российской Лиги МВА Юрий Тазов

Сегодняшняя встреча посвящена презентации Российской лиги МВА — некоммерческой организации, учрежденной выпускниками трех ведущих российских бизнес-школ: ВШМБ, МИРБИС и ИБДА совместно с Российской ассоциацией бизнес-образования. Проблем у российского бизнес-образования немало, и одни из самых важных — повышение имиджа выпускника программы российской МВА, повышение качества образования в школах бизнеса и укрепление связей бизнеса с образованием. Россия остро нуждается в квалифицированных управленцах, которые сочетают знание современного российского бизнеса со знанием основных бизнес-дисциплин в сфере менеджмента, маркетинга и управления финансами. Именно этим проблемам и посвящен наш круглый стол.

Леонид Иванович Евенко, президент Российской ассоциации бизнес-образования, директор ВШМБ

Российская ассоциация бизнес-образования была основана в 1990 г. Впервые программу МВА я держал в руках еще в 1969 г., работая в Институте США и Канады, и уже тогда лелеял мечту, что когда-нибудь у нас появится нечто подобное. К тому моменту, когда это стало возможным, я подробно изучил особенности американских программ МВА, знал деканов многих американских школ бизнеса; ведь именно США — практически единственная страна в мире, где без диплома МВА карьеру менеджера в крупной корпорации не сделать. В Европе бизнес-образование, безусловно, тоже ценится, но психологически к нему относятся примерно так же, как и в России.

Однако мы должны учитывать, что пока мы еще в стороне от европейской интеграции: у нас не преподают на английском языке, что одновременно является и плюсом, и минусом. Плюс в том, что мы таким образом защищены от интервенции второразрядных зарубежных бизнес-школ, а минус в том, что многие проблемы нам приходится решать самостоятельно. У нас огромная страна, большая потребность в хорошо образованных управленческих кадрах; сейчас это чаще всего люди, получившие хорошее техническое образование, но подчас наивные и даже несведущие в азах бизнеса. Поэтому бизнес-образование в России развивается очень быстро. Сегодня по количеству выпускников МВА — около 4 тыс. в год — мы сравнялись с Германией, а вот в США диплом МВА получили 104 тыс. человек, в Китае — уже 15 тыс.

Имеет ли МВА будущее в России? Очень важно, чтобы на эту тему высказались не только преподаватели, но и выпускники. Интересно, что оказывается на Западе дискуссии на тему «есть ли будущее у МВА» ведутся в течение вот уже пятидесяти лет.

Ольга Гозман, генеральный директор компании Begin Group

У нашей компании много разных направлений деятельности, и одно из них связано с информационной поддержкой бизнес-образования. Для этих целей у нас есть сайт, мы проводим специализированные выставки, издаем справочники и книги, а также организуем для выпускников российских бизнес-школ «дни карьеры» или презентации в компаниях. Соответственно, в силу специфики нашей работы мы проводим очень много исследований, ставящих целью выяснить, как воспринимают российские программы МВА в компаниях, почему люди хотят получить эту степень, на что они рассчитывают, приступая к обучению, и оправдываются ли эти ожидания. Такие исследования мы проводим ежегодно, и я хотела бы обратить внимание на динамику изменений результатов за последние два года. Работодатели в большинстве своем не возражают против того, чтобы их сотрудники прошли обучение по программам МВА; многие руководители идут навстречу таким пожеланиям со стороны подчиненных, позволяя им раньше уходить с работы, снимая часть нагрузки. Но лишь треть опрошенных нами руководителей готовы полностью или хотя бы частично компенсировать людям затраты на обучение. Те же менеджеры по персоналу или директора компаний, которые оплачивали обучение, мотивировали это тем, что ситуация на рынке труда в России и особенно в Москве очень тяжелая, найти и удержать хороших сотрудников непросто; компенсируя затраты на МВА, работодатель на два года привязывает человека к компании. Таким образом, компании в основном берутся субсидировать сотрудников лишь с целью удержать их еще как минимум на два года. Причем оплачивают МВА только тем, кто проработал в организации не менее двух лет.

Есть и руководители, которые таким образом хотят продемонстрировать человеку свое уважение, как бы говоря: «Мы видим, что ты хорошо работаешь, понимаем, что ты хочешь развиваться, чтобы работать еще лучше», — и тем самым повышая лояльность сотрудника к организации. Многие представители компаний, которые оплачивают обучение по программам МВА, отмечают, что в коллективе улучшается психологический климат. Даже если людей, получающих образование за счет компании, единицы, остальные видят, что руководство заботится о персонале — а значит, здесь стоит работать и дальше.

К сожалению, лишь малая доля руководителей понимает, что сотрудник, получивший МВА, станет более профессиональным, грамотным и сможет принести компании больше пользы. Важно отметить, что западные фирмы значительно чаще российских оплачивают своим сотрудникам курсы МВА и вообще приветствуют получение такого диплома. В российских организациях на это не обращают особого внимания, и такое отношение меняется крайне медленно.

Мы регулярно проводим мониторинг вакансий на менеджерские позиции, размещаемых через кадровые агентства. Вакансий, в которых указано: «желательно — степень МВА», как в 2003, так и в 2004 г. было не более 6—7%. К сожалению, положительной динамики, свидетельствующей о том, что работодатели начали понимать значимость МВА, не наблюдается. Некоторые изменения произошли во мнениях самих слушателей программ МВА. Если в 2003 г. большинство говорили, что рассчитывают прежде всего на повышение в должности или получение более престижной высокооплачиваемой работы после прохождения курса, и лишь потом отмечали, что обучение поможет систематизировать знания, позволит завести полезные связи, то в 2004 г. картина оказалась противоположной. Резко выросло количество людей, которые пришли именно с целью систематизировать знания и приобрести связи. То есть приоритеты слушателей изменились — очень многие считают, что получают МВА для себя, для своего развития, рассчитывая, что в целом станут профессиональнее и умнее.

И в 2003, и в 2004 г. мы сравнивали две группы менеджеров, работающих в аналогичных компаниях на аналогичных должностях. При этом люди со степенью МВА оказались в среднем на 10 лет моложе, чем менеджеры без таковой. Получается, что, с одной стороны, большая часть работодателей и существенная часть слушателей считают, что МВА не влияет на карьеру, а с другой, выпускники таких курсов делают карьеру значительно быстрее. И это реальные, очень позитивные факты.

Итак, в среде менеджеров наметилась интересная тенденция: на первое место все-таки выходят именно знания и навыки, оттесняя карьеру на второй план. И это совсем не плохо: люди поняли, что знания даются на хорошем уровне. Хотя мы пока еще, к сожалению, не очень умеем развивать навыки лидерства — это одна из проблем нашего бизнес-образования. До западных стандартов нам еще расти и расти. Но мне бы очень хотелось, чтобы в нашей дискуссии приняли участие и наши выпускники. Пусть они сформулируют, зачем получили степень МВА.

Максим Поскряков, генеральный директор строительный компании «Камос лайн», выпускник ВШМБ:

«Обучение на МBA значительно расширило мой кругозор. Я стал лучше ориентироваться в бизнесе. Сейчас нескольких ключевых сотрудников компании я отправил учиться в Высшую школу международного бизнеса и МИРБИС. Мне нужны менеджеры, с которыми я мог бы общаться на одном уровне, чтобы, после того, как я сказал «А», мне не нужно было говорить «В», «С», «Д» и так далее».

Максим Саков, заместитель директора компании «Унихимтек»

Я хотел бы высказаться, скорее, не с позиции выпускника, а озвучить точку зрения тех работодателей, которые не любят МВА. Недавно я беседовал с одним из слушателей такого курса, который сказал буквально следующее: «Степень МВА сейчас нужна москвичам для того, чтобы, придя к работодателю, потребовать более высокую зарплату». Людей, руководствующихся такими мотивами, я брать к себе в компанию не буду. У меня работают люди из регионов, добросовестно выполняют поставленные им задачи; я учу их тому, что надо мне, и плачу столько, сколько считаю нужным.

Более того, я убежден, что сколько бы человека ни удерживали в организации только за то, что он выпускник МВА, все равно есть большая вероятность, что он уйдет. Как правило, из компании идут учиться один-два человека, а все остальные остаются с тем же уровнем знаний. В итоге выпускник МВА, получив новые знания, пытается что-то подтянуть, но в коллективе, который пользуется другими представлениями, у него обычно ничего не получается. В итоге он уходит. Другой вопрос, каким образом отбираются студенты МВА. Уверен, отбор должен быть жестче. Это мнение определенной части работодателей, которые не хотят принимать в штат своей фирмы выпускников таких программ.

Ольга Гозман

Когда мы спрашивали менеджеров по персоналу и директоров, почему, рассматривая кандидатов на ключевые менеджерские позиции, они не хотят указывать степень МВА в качестве одного из желательных требований, нам очень часто говорили, что уровень соискателей со степенью магистра и без таковой одинаков, но первые требуют значительно более высокую зарплату. А работодатель не понимает, за что он должен платить больше. Кстати, по результатам нашего исследования, практически все слушатели МВА были довольны составом группы, в которой они учатся, и теми связями, которые удалось завести.

Алексей Стовбуренко, коммерческий директор компании «Родник и Ко»

Должность коммерческого директора я занимаю с 1996 г. В 2002 г. закончил программу МВА. А пошел туда именно потому, что захотел систематизировать собственные знания. В ВШМБ круг общения действительно был очень интересным. Я могу с полной уверенностью сказать, что, пройдя программу МВА, я понял рынок совсем по-другому. Теперь уважительно отношусь к компаниям, в которых на тех же должностях находятся люди, закончившие ВШМБ. Пусть у многих опыта и меньше, но кругозор мышления выпускников МВА намного шире, и я уверен, что будущее за нами, хотя еще немногие в нашей стране точно представляют себе, что это за образование.

Ахмет Шамов, директор программы МВА, ВШМБ АНХ

Нельзя не подчеркнуть весьма серьезную проблему, о которой вскользь уже говорилось. Когда человек с дипломом МВА приходит работать в компанию, где другие менеджеры не имеют подобного образования, он очень часто сталкивается с абсолютным непониманием с их стороны, выдвигая какие-то инициативы. Это люди совершенно другого мышления.

Любовь Шпакова, редактор отдела журнала «Деловые люди»

Безусловно, человек, прошедший курсы МВА, ценит себя выше других соискателей. Я закончила ВШМБ и абсолютно довольна результатом: я вышла на совершенно новый уровень знаний о бизнес-процессах, происходящих в компаниях, а кроме того, научилась сама выстраивать эти процессы. Мы очень подробно разбирали так называемые кейсы, примеры из практики, и это очень помогло мне в реальной бизнес-деятельности, когда довелось столкнуться именно с такой ситуацией, которую мы разбирали в аудитории. Не уверена, что, не пройдя этой школы, я смогла бы принять правильное решение и моя компания получила бы прибыль. Соответственно, эффективность моей работы значительно повысилась, поэтому и ценю я себя выше.

Конечно, о школе судят по ее выпускникам. Чем больше выпускников МВА займет ключевые посты в ведущих российских компаниях, тем более ценным будет бизнес-образование. Тогда уже мы сможем говорить, что российский вариант МВА — это брэнд.

По сути, для российского рынка МВА — новый продукт, и внедрять его необходимо, предварительно ответив на вопрос, кто является его конечным потребителем. Коротенький пример: крупный руководитель крупной сырьевой компании решил, что все его топ-менеджеры должны получить степень МВА. При этом он даже не задумался, чего ждет от сотрудников после получения степени, каких изменений хочет в компании. Мне кажется, необходимо работать с целевой аудиторией — владельцами предприятий, для того чтобы они поняли: МВА — это продукт, который может повысить эффективность бизнеса.

Максим Саков, замдиректора компании «Унихимтек»

Безусловно, системное образование очень важно — оно помогает найти алгоритм решения к любой задаче, а когда портфель решений таких задач накапливается, то человек начинает мыслить совсем иначе: он уже может предсказать, что будет с компанией через год, через два года. Когда в 2002 г., окончив курсы МВА, я пришел к хозяину компании, обрисовал сложившуюся там ситуацию и высказал опасения относительно некоторых аспектов ее деятельности, он меня вежливо выслушал, но никакого развития этот разговор не получил. Однако через год возобновился — уже по инициативе хозяина. Он объяснил, что произошло, и поинтересовался моим мнением насчет того, как выйти из сложившейся ситуации. Мои предсказания, основанные на анализе информации, оказались достаточно близки к реальности, а это и есть результат того системного подхода, который я получил на МВА. Это первый плюс, который можно выделить.

Второй плюс: само образование дает человеку стимул к дальнейшему увеличению своего потенциала. И очень важно отметить, что выпускники имеют возможность общаться. Я считаю такое общение не только приятным, но и полезным. Признаюсь, мои контакты с однокашниками по ВШМБ помогли компании, где я работаю, получить дополнительную прибыль в несколько миллионов долларов. И если только представить, что в нашей Лиге объединятся сотни, а в перспективе — несколько тысяч человек, становится ясно, что потенциал такой организации для успешных людей огромен.

Михаил Зайцев, выпускник ВШМБ

Все-таки в одном не соглашусь с Максимом: ВШМБ не выпускает «шаманов», которые могут предсказывать, что будет через два года.

Нана Табидзе, выпускница МВА 2000 г.

Я много лет работала в американской корпорации Johnson & Johnson. По образованию я врач, и когда мне рекомендовали пройти программу МВА, отнеслась к этому без энтузиазма. Однако впоследствии ни минуты не жалела о том, что сделала этот шаг. Я не только получила подробнейшее представление о бизнесе, систематизировала собственные знания, но и поняла многие организационные моменты. Но, на мой взгляд, теории все-таки было слишком много. Вместо того чтобы сидеть и записывать лекции, мне хотелось бы больше обсуждать ситуации, применимые на практике. Упор все же должен быть на кейсы — именно это развивает мозги, учит принимать решения.

У меня сложилось ощущение, что в последние год-два МВА стали ценить гораздо меньше, чем еще три-четыре года назад — даже не знаю, почему. Может быть, потому, что сейчас все обзаводятся этой степенью, но далеко не все школы, предлагающие программы МВА, предоставляют качественные знания?

Александр Харченко, Директор по логистике компании Koros

На мой взгляд, не стоит переносить выводы, касающиеся западной системы обучения, на российскую почву. На Западе рынок управленческих кадров перенасыщен, а в нашей стране их не хватает. Нана отметила одно действительно слабое место российского варианта МВА — его излишнюю теоретизированность. К сожалению, у нас пока мало информации о том, что такое отечественный бизнес, поэтому российских кейсов не так много, а преподавателей, которые могут с ними работать, и того меньше.

Здесь была заявлена очень интересная дилемма: что лучше — МВА или корпоративный университет. Я сам присутствовал на нескольких дискуссиях за границей, где обсуждалась эта тема. Сегодня большие корпорации заинтересованы в подготовке кадров не только под свою специфику, но даже под свою стратегию, и если есть новая стратегия корпорации, нужно массовое переобучение персонала. Корпоративное образование ценно, но МВА — это несколько другое, это долгосрочная инвестиция в ваш стратегический потенциал, который может реализоваться в любом направлении. По идее, МВА больше интересно для человека, строящего карьеру, чем для корпорации.

Я абсолютно не соглашусь с тем, что нет российских кейсов. Любое российское предприятие — живой кейс, надо просто изучить его, привлечь бывших выпускников и пачками издавать уникальные издания на этой основе.

На сегодняшний день меня волнует вот какой момент. Вот уже два года, с весны 2003 г., я — хорошо ли, плохо ли — несу в бизнесе флаг с названием ВШМБ и всегда, представляясь, говорю, что я выпускник этой бизнес-школы. Но за все это время я не получил от школы того, что хотел бы получить. Считаю, что она обязана тем или иным образом тестировать своих выпускников. Я занимаю высокую позицию директора по логистике и полагаю, что школа обязана раз в год вызывать меня и проверять, насколько мои нынешние знания соответствуют полученной степени МВА. Если я не соответствую требуемому уровню, задача преподавателей — всячески содействовать тому, чтобы меня дотянуть до него, может быть, даже не особенно спрашивая, хочу ли я этого или нет. Я хочу, во-первых, постоянно развиваться, осваивать новые технологии и методики, а во-вторых, популяризировать МВА, свою школу. И, как мне кажется, она должна быть в этом заинтересована еще больше, чем выпускник.

Михаил Голубев, специалист по торговому маркетингу Kraft Foods Russia В прошлом году я защитил диплом МВА, сейчас получаю в МИРБИС второе высшее образование. Учиться я пошел, когда понял, что моих знаний не хватает для того, чтобы руководить отделом. Но когда я принял решение идти учиться и пошел в отдел кадров своей компании (на тот момент это была Nestle), там не поддержали моих начинаний: мол, компании это не нужно, у нас есть экспаты, имеющие западное бизнес-образование. Оплатить учебу мне отказались. Не могу не согласиться с результатами исследования, которые приводились в начале: у нас в группе не более 30% слушателей учились за счет своей фирмы.

Что касается качества образования… иногда мне казалось, что в каких-то практических вопросах ученики были осведомлены лучше преподавателей. То есть теория, как уже было сказано, очень важна, но лишь разбор конкретных примеров делает процесс осмысленным. А практические приемы чаще всего можно почерпнуть только из общения со своими одногруппниками. По-моему, преподавателям стоит больше поощрять слушателей к тому, чтобы они на занятиях делились своим опытом.

Вместе с тем я категорический противник сокращения теории за счет увеличения «свободного общения». Могу привести реальный пример ложно усвоенной теории. Если мы с вами будем создавать компанию и я предложу сначала придумать ее структуру, а потом разработать стратегию, то вы меня освищете и будете абсолютно правы. А топ-менеджеры многих компаний искренне полагают, что сначала следует решить, «сколько нас и каких», а после этого позаботиться о стратегии. Значит, получили откуда-то неверную информацию: сейчас огромное количество всевозможных брошюрок, тренингов, все это забивает мозг людям, и они искренне верят в навязанные им схемы.

С одной стороны, нельзя забывать, что слушатели МВА — люди с разным опытом работы, а иногда и вовсе без опыта. Именно поэтому правильная теория очень важна. С другой стороны, теперь у нас есть своя Лига, и можно было бы привлечь успешно работающих сегодня выпускников МВА поделиться своими практическими знаниями. Может быть, кто-то из них откроет в себе еще один талант — педагогический. Занятия можно было бы проводить в форме мастер-классов или семинаров, «case studies». Думаю, это было бы интересно всем.