Синергия Инь и Ян: секреты преподавательского мастерства

Юлия Беловицкая Источник: Элитный персонал

Обучение будущих руководителей на программах МВА – процесс творческий, убежден Владимир КИСЕЛЕВ, профессор Высшей школы международного бизнеса. И наилучшего результата добивается преподаватель, учитывающий тонкости мужской и женской психологии.

— Важно ли, чтобы в группах присутствовали и мужчины, и женщины?
— В результате обучения на МВА часто возникают семейные пары. Уже с этой точки зрения обучение должно быть совместным. Всегда приятно, когда рядом с тобой есть замечательный человек, который будет тебя мотивировать на более результативные формы поведения.

— Чем отличается преподавание для мужчин и для женщин?
— Человеческая психика опирается на трех китов, складывается из трех составляющих: эмоциональной, смысловой и поведенческой. Яркая эмоциональность иногда отсутствует в мужской аудитории, с другой стороны, там ценится интеллектуальность. В женской аудитории мышление представлено несколько иначе, поскольку ценностные ориентиры существенно отличаются от мужских. Я считаю, что самое эротичное место у женщины —  её мозги. Мужчина больше ориентируется на смысловую составляющую, чаще проверяет полученную информацию с точки зрения применимости. А женщины больше ориентируются по эмоциональной составляющей, и опять же с точки зрения  ее применимости, в этом мужчины и женщины едины.
У женщин — «маршрутный» подход, их, как правило, интересуют в первую очередь конкретные рецепты, конкретные результаты. А мужчины в массе своей предпочитают выстраивание некоторой «карты местности», по которой они будут перемещаться. Не факт, что они везде побывают, но некая системность и структурность им необходима. Женщины более конкретны, более предметны. С другой стороны, я точно знаю, что мужчины и женщины комплиментарны друг по отношению к другу.

— Приходилось ли Вам преподавать в исключительно женской или исключительно мужской группе?
-У меня было несколько случаев, я преподавал на программе «Реклама в моде», где в группе было только двое мальчиков, их практически не было видно в общей массе слушательниц. Безусловно, там есть своя специфика, я это почувствовал.
Завоевать внимание было несколько сложнее. Мне пришлось доказывать свое право открывать рот в этой аудитории. Но то, что работало в мужской аудитории, в дамской не срабатывало. Более того, было внимательно рассмотрено: как повязан мой галстук, что у меня с обувью, так ли у меня причесочка оформлена! Аудиторией было замечено, что верхняя пуговка под галстуком расстегнута, т.к. размер воротничка маловат, а рукав рубашки должен быть на полпальца короче!
Я понял, что не могу пользоваться определенным лексиконом, который я замечательно использовал в мужской аудитории, в женской группе сразу чувствовалось, что слова не те,  мне приходилось соответственно корректировать. Особенно мужские шуточки не прокатывают, они скорее в минус идут, чем в плюс. С другой стороны, знаете, чем хороша дамская аудитория? Вот если ты завоевал любовь, то она будет безмерной! И если это случилось, то фактически тебе простят многое, если даже ни в чем не виноват.

— Мужчины любят задать какой-нибудь вопросик и посмотреть, ответите Вы или нет?
— Так больше женщины делают. В хорошем смысле это провокация: вбросить шарик и проверить человека на «вшивость». Есть такая игра-манипуляция у Эрика Берна, построенная на том, чтобы придраться к какому-то словечку и забиться в истерике или «благородном гневе обладателя окончательной истины», получая от этого дополнительные бонусы или рэкеты. Во всех студенческих аудиториях это делается, и на МВА тоже. Ничего страшного в этом нет. И мужчины так делают, но женщины чаще. Они смотрят, слушают тембр твоего голоса, как он у тебя звенит, какую песню ты поешь, какой танец перед доской танцуешь. И по рисунку этого танца, по тембру твоего голоса, по темпу речи они могут оценить личностные особенности преподавателя. Просто женщины более чувствительны, мужчины очень часто этого недооценивают, в том числе и преподаватели.

— Часто ли вообще лекторы это учитывают? Ведь есть такие преподаватели, которые просто выйдут, отчитают?..
— Такие, как правило, в МВА-программах не выживают. Те, которые живут в преподавании долго, все-таки думают об этом. Двадцать лет назад, когда я начинал свою преподавательскую деятельность в Межотраслевом институте повышения квалификации при МВТУ им.Баумана, прежде всего для меня это было некое шоу. Тема моей первой лекции звучала примерно так: «Использование математического аппарата преобразовании Фурье для анализа собственных частот артиллерийского снаряда». При этом я помню, что к концу второго лекционного часа я был выжат как лимон, устал, как будто на мне пахали. В начале я не видел аудитории: выбрал одного человека, ему и рассказывал. Сейчас, когда я вхожу в огромную аудиторию до ста человек, я вижу глазки каждого. У меня есть иллюзия, что я его чувствую. Это мне доставляет удовольствие, я их не боюсь, а в начале было страшновато. Так вот, люди, которые ориентированы только на смысловую составляющую, долго в преподавании не выживают. Напомню про трех китов: эмоциональная, смысловая и поведенческая активности. Что-то отсутствует, и профессиональное общение перестает быть качественным. Только совместное плавание этих трех китов дает хороший результат — щит Земли не тонет в бушующем океане знаний. Шутка.
Существует широко распространенная преподавательская иллюзия (уверенность), что внимательный слушатель всё понял и запомнил. Но, по большом счету, в голове слушателя остается не более 10% вами сказанного. Всё! И это очень хороший преподавательский результат.
Результат будет лучше, если вы человека заставили не только выслушать вас, но и как-то повзаимодействовать, в активные деятельностные игры поиграть…
Преподавание — это обязательно партнерская работа аудитории и преподавателя. Есть преподаватели, которые могут, умеют сделать из партнерской работы по сложной теме  шоу, и я не исключение. Но шоу — не самоцель, а способ повысить качество усвоения материала, способ реализации деятельностного подхода в обучении, способ дать возможность слушателям сделать самостоятельные открытия в учебном процессе. Мой первый начальник любил говорить: «Каждый день надо делать три маленьких открытия или одно большое». То, что человек открыл сам, запоминается навсегда. Более того, человек принимает на себя ответственность за принятые решения и доводит их до реализации по собственному желанию, а не по принуждению и, значит,  качественнее.
Игра, позволяющая делать слушателям маленькие и большие открытия в рамках заявленной учебной темы дорогого стоит. Смысловая, эмоциональная и поведенческая синергия дает очень устойчивый, долговременный результат обучения.

— Есть ли у вас какие-нибудь наблюдения по поводу деловых игр, где женщина занимает лидирующую роль, как к этому относятся мужчины?
— Когда речь идет о программах МВА, как правило, там мужчины не испытывают какой-то идиосинкразии по поводу представителей другого пола. Более того, женщина, попавшая на эту программу, уже прошла огонь, воду и медные трубы. Ее воспринимают как равного партнера. В силу маскулинности нашей культуры, женщины, выбившиеся на высокий уровень, все равно вынуждены играть по мужским правилам. Поэтому разница нивелируется, и мужчины легко принимают. По большому счету, хороший руководитель — это не мужчина или женщина, а тот, кто приводит коллектив к значимым результатам.
В моей жизни были начальники-женщины. И удачные примеры были, и неудачные. Конечно, неудачные примеры я объяснял для себя так: «Вот она — тетка!» Но были и удачные, и тут я говорил, что она совершенно замечательный руководитель. Вообще, когда работаешь с человеком и помнишь о его гендерном признаке, это не очень профессионально, похоже на сегрегацию по национальности. Важно, чтобы основания для сегрегации не было. Приходит не мужчина или женщина, а приходит профессионал, который умеет перевести организацию из одного ресурсного состояния в другое.

— Вы нарисовали идеальную картину.
— А я хочу, чтобы она была идеальной. Мой первый начальник мне сказал: «Хочешь жить долго и успешно в бизнесе, помни, что всякий начальник — гость от Бога». Он не говорил, мужчина это или женщина. Но, будучи начальником, ты должен помнить, что всякий твой подчиненный, как и гость в твоем доме, он тоже от Бога. Вот если вы друг к другу отнесетесь, как к гостям от Бога, то в общем половой признак не очень важен. Я это так понимаю, хотя думаю, что не все со мной согласятся. Но по крайней мере, мне это душу греет, и многие проблемы в жизни я решал именно так.

— Все-таки модели поведения в бизнес-среде придумали мужчины?
— Тут наблюдается чисто психологический феномен. Если человек — представитель одной половой группы берет представителя другой группы, это все равно представитель другой половой группы. «Свой подонок всегда лучше чужого подонка», вот из этих соображений. С представителем своей группы понятно, на каком языке разговаривать, своим все равно больше доверия.

— Получается, что женщинам, чтобы заслужить доверие, нужно приложить больше усилий?
— Один из важных факторов при обучении на МВА — это создание группы доверия. Ведь, фактически, кому мы доверяем? Мы доверяем людям, с которыми были в детском саду, с которыми учились в школе, с которыми служили в армии, с которыми работали и с которыми учились в институте. Вот, собственно, и всё. За все эти периоды у нас набирается не так уж много людей, которым мы доверяем. Когда люди приходят учиться на МВА, они получают возможность расширить свою группу доверия.
Когда возникает группа доверия, тут пол, как раз, неважен. Если человек два года отработал в учебной группе, он же видит каждого изнутри. Все в равных позициях, все на «ты», по большому счету. И в этом смысле, у женщин больше шансов добиться доверия. Опять же почему? Женщина более чувствительна. Там, где мужик может и не почувствовать, она почувствует.
А в менеджменте всегда есть две составляющих: с одной стороны, это некая наука, умение просчитать, продумать, проструктурировать, это позитивизм; а с другой — это искусство, умение проинтуичить, почувствовать спиной, это феноменология. Мужики больше к позитивизму тяготеют: теории, структуры, дизайн, «карта местности», количественная цифирь… А женщины больше склонны к качественным отношениям и оценкам, сконцентрированы на конкретных ситуациях, на смыслах, на «маршруте». И поэтому группа должна быть обязательно разная по половому составу. И тогда они дополняют друг друга, включается синергия.

— В основном вы преподавали людям, которые получили свое образование еще до перестройки либо сразу после. А что вы думаете по поводу поколения next? Кто придет учиться в будущем, может быть, они вообще другие?
— Многие совсем молодые ребята демонстрируют так называемое «унитазное» образование. То есть, если он не знает, как на этом заработать сегодня, сейчас, он дергает «ручку» и «спускает воду»: он свободен от знаний, голова чиста донельзя. С другой стороны, сейчас говорят про поколение «индиго». Я уже вижу относительно взрослых людей этого поколения, они достаточно талантливые и незашоренные. Может быть, они чего-то не знают, что знаем мы, но при этом количество талантливых людей значительно выше. Есть, конечно, безнадежные, но на их фоне есть совершенно чудесные, замечательные. Причем, они не сахарные, не белые и пушистые. Они такие зубастые, очень упертые дети, которые добьются многого. Я, будучи профессором, иногда ловлю себя на мысли, в результате общения с такими детьми: «Кто кого учил, вообще-то говоря…» Думаю, что у нас на подходе очень интересное поколение.

— Вы им будете такие же программы читать?
— Нет, точно будем читать другие программы. Идет активная наработка массива отечественных бизнес-кейсов. Одна из иллюстраций этого процесса — созданная мною, в соавторстве с Викторией Куликовой, передача «Бизнес-клуб «
Мы так думаем«. Передача построена на технологиях принятия группового решения в стиле мозгового штурма. Мы предлагаем двум командам игроков (слушатели МВА-программ нескольких известных бизнес-школ) кейс из реальной российской практики. Например, маркетинговая проблематика конкретной парикмахерской на улице Первомайская или кафе-бара на улице Маросейка. Объектом кейса может стать, например, известная организация, торгующая металлопрокатом, которая столкнулась с очень российской, с очень конкретно-неприятной проблемой организации сбыта. Собственники или руководители этих предприятий, как правило, инкогнито присутствуют на обсуждении. Кейс предлагается игрокам. Правильное решение неизвестно. Его просто нет. Две конкурирующие команды за красным и зеленым столом, команда экспертов и гости в студии размышляют, очень вкусно, эмоционально размышляют. Наблюдать за думающими очень любопытно. На этом построены все ТВ-игры и шоу. Участники передачи «Бизнес-клуб «Мы так думаем» предлагают очень разнообразные решения (прорывные креативные или проверенные общепринятые), выстраивают карты решений и определяют на них приоритетные маршруты, которые могли бы помочь именно этой организации.
Вот такого рода обучение у нас точно будет. Раньше этого было маловато. Больше будет наших кейсов, меньше — американщины. Потому, что слушатели МВА, народ достаточно опытный, начинают раздражаться, когда им рассказывают только про американскую практику. Мы прекрасно понимаем: Америка — это Америка, великая страна. Но она другая. И люди там другие, ментальность другая. А Россия — это Россия, у России собственный путь. Он не особый, он просто собственный, так получилось. Мы не Запад, мы не Восток. У нас есть синергия этих двух замечательных явлений. А раз так, не надо про Америку. Надо про себя, родных. Более того, для одного и того же кейса люди из разных регионов России предлагают разные решения! Системные, структурные, умные, но разные. Сказать — ты прав, а ты не прав, я не могу. Потому, что, на самом деле, они предлагают решения, которые адекватны той местности, в которой они живут, тем людям, на которых они деньги зарабатывают. Вот и всё.
Задания будут более предметными. Это такой женский, по сути дела, феноменологический подход. Раньше мы «страдали» мужским подходом, эдаким позитивизмом, за которым не было видно конкретного живого человека или группы, к которой он принадлежит. Сочетание мужского и женского начала (подхода), перепроверка одного другим и, как следствие, перетекание, преобразование одного в другое даст шанс на выживание нашей стране. Только в сочетании Инь и Ян (как вдоха и выдыха) возникает значимый результат (жизнь). Поэтому учебные группы обязательно должны быть смешанными, они синергетичны.
По сути, МВА-образование дает уверенность в себе. Человек хорошо понимает себя и других, он уже многое знает, многое умеет. Участие в учебном процессе структурирует понятийный аппарат, выстраивает систему, по сути, «картографию знаний», и отрабатывает очень конкретные «маршрутные» навыки зарабатывания денег. Всё это порождает понимание, что рядом живые люди с аналогичной или отличной проблематикой, разрешение которой позволило последним стать первыми, добиться весьма значимых результатов. Это тоже синергия.


Владимир КИСЕЛЕВ — Профессор Высшей школы международного бизнеса Академии народного хозяйства при Правительстве РФ (ВШМБ), автор и ведущий многочисленных семинаров, консультант-практик с многолетним стажем. Образование. Московский энергетический институт (МЭИ), факультет автоматики и вычислительной техники, (сейчас это Факультет технической кибернетики); 1983; Заочная аспирантура при Центральном научно-исследовательском институте экономики, информатике и систем управления Министерства оборонной промышленности (ЦНИИ ИСУ), 1990; Московский государственный университет (МГУ), факультет журналистики, экономическая журналистика, 1995; Московский государственный университет (МГУ), факультет психологии, социальный психолог, 2000. Общий преподавательский стаж – 22 года.