Осторожно коучинг!

08.07.2005 / Коучинг
Александр САВКИН, коуч-консультант "Обучение & Карьера"

В годы Великой Отечественной войны, когда катастрофически не хватало летчиков, создавали ускоренные курсы подготовки пилотов. В шутку их называли «взлет-посадка». Молодым бойцам надо было налетать минимальное количество часов, после чего они получали звание лейтенанта, которое в мирные годы зарабатывали годами, и… в бой. В бою доучивались на врагах. Цена ошибки — собственная жизнь.
Нечто подобное происходит сейчас с коучингом в России.

Короткие курсы. Почетное звание коуч, вручение сертификата какой-нибудь страны в зависимости от вашей платежеспособности и… На этом сравнение заканчивается. Поскольку доучиваются новоиспеченные специалисты не на врагах, а на поверивших в новое чудо людях. А цена ошибки коуча? Это уж как повезет клиенту. В лучшем случае — разочарование, потерянные деньги и время. И… дискредитация коучинга! Организованно и активно о коучинге в нашей стране заговорили после I Международной конференции, состоявшейся в С.-Петербурге и Москве в 2002 г. Тогда понятие «коучинг» вызывало массу вопросов. В настоящий момент, несмотря на то, что вопросов стало не на много меньше, к слову попривыкли, и уже почти невозможно найти компанию, предоставляющую услуги по обучению и консалтингу, которая не предлагала бы обучиться коучингу или пройти тренинг в коуч‑стиле. Уже неприлично быть просто консультантом, тренером, наставником.
Так что же происходит? Коучинг как вид психологического консультирования родился на стыке трех направлений: психотерапии, тренерства и менеджмента. И как результат при первом поверхностном знакомстве с ним у многих возникает эффект узнавания. Люди, подходя каждый со своей стороны к этому «слону» с завязанными глазами, особо себя не утруждая, нащупывают до боли знакомую часть, хватаются за нее и искренне считают, что всю жизнь лишь коучингом и занимались, только не знали, что это так называется. Заметим, что такой результат самый безобидный для клиентов. Хорошие специалисты, а именно тренеры, менеджеры, психологи, пройдя ускоренные курсы, как правило, продолжают делать то, что хорошо делали до сих пор, используя или нет новые знания, называя, где надо, свою работу коучингом. Именно это множит слухи о том, что коучинга как такового нет. А есть тонко продуманный «продажный ход», дабы вдохнуть новую жизнь в уже известные виды деятельности.
Но настоящие неприятности начинаются тогда, когда краткосрочное обучение проходят люди, не состоявшиеся ни как психологи, ни как менеджеры, ни как тренеры, хотя причисляют себя к ним. Или вообще не относятся ни к одной из вышеперечисленных категорий, но, соблазнившись кажущейся простотой подхода (справедливости ради надо отметить, что рядом людей движет благое намерение помогать людям!), после короткого обучения решили, что они — коучи. Тем более что им вручили соответствующий документ! Что сегодня можно наблюдать на практике? Какие основные ошибки совершают «коучата»? Ниже приведены их некоторые «недочеты».

1. Усвоив полученные на курсах правила и приемы, начинают действовать, как коуч-автоматы, своеобразные генераторы однотипных «правильных коуч-вопросов». Такой специалист хорошо функционирует, пока клиент работает сам. Но как только возникают сложности, он оказывается бессилен. После подобных консультаций у посетителя остается впечатление, что так он мог поговорить и с приятелем, и с бабушкой на скамеечке. В лучшем случае клиент благодарит за то, что его выслушали, а он выговорился, что само по себе хорошо. Но это не коучинг!

2. Не могут помочь посетителю получить доступ к внутренней мотивации, к тому источнику внутренней энергии и творчества, которая позволяет клиенту самостоятельно, обретая веру в себя, ставить и достигать цели, какими бы фантастическими они не казались на момент постановки. В итоге возникает предпосылка для зависимости получения желаемых результатов от общения с консультантом. Коучинг — не зависимость, а зрелость и партнерство!!!

3. Неспособны создать условия, в которых посетитель осознает предмет своего стремления. Итогом ошибочно поставленной цели является на внешнем уровне быстрое снижение мотивации и прекращение движения к цели под градом объективных причин. На внутреннем возможно понижение самооценки как у клиента, так и у консультанта.

4. Неспособны экологично организовывать процесс консультирования, а также сопровождения после встречи. В результате наблюдаются крайне негативные последствия от отвержения «внешней средой» как полученного итога, так и того, кто его получил, вплоть до потери работы, семьи, близких людей, глубокой депрессии.

5. Неспособность осуществить персональный, а не шаблонный, как научили, подбор стимулов, приводящих клиента к состоянию вызова, и, что уже неоднократно наблюдается, поддержку подменяют допингом. Его «передозировка», со слов одной из жертв коучинга, приводит к ощущению сломанного позвоночника. По сути, коуч накачивает клиента энергией. Типа давай, давай, у тебя получится! Я верю в тебя! Тобой будут гордиться папа, мама, сын, начальник… Пишут расписки о наказаниях клиента в случае невыполнения намеченных планов, используют прочие дешевые приемчики… Это равносильно тому, что человеку, далекому от спорта, организовывают гарантированное покорение марафонской дистанции в течение ближайшей недели. Да, есть шанс, что человек пробежит, но кто будет расплачиваться за последствия?

6. На курсах редко говорят, что главным инструментом коучинга является личность коуча. В результате, не «проработав» себя, не решив свои основные проблемы, не расчистив свое внутреннее пространство, не живя согласно принципам коучинга — а это невозможно привнести в свою жизнь в короткий срок, консультант зачастую бессознательно становится препятствием на пути клиента, навешивая на него свои ограничения, сомнения, страхи! Воспринимая действия консультанта как работу коуча, посетитель не понимает, что коуч не позволяет ему стать выше, сильнее, ярче.

7. Укладывают своих клиентов в прокрустово ложе полученных техник и приемов. Складывается ощущение, что на рынке появилась партия новоиспеченных стоматологов, освоивших эффективный метод лечения зубов — удаление. Кому‑то помогает. Попадаются и мазохисты, но у подавляющего большинства не настолько все плохо.

8. Переходят в экспертную позицию. Каждый начинает делать то, что умел делать раньше: психотерапевт лечит, тренер тренирует, менеджер делится своим опытом и так далее.

9. И совсем покрытая мраком тема об использовании коучинга в российском бизнесе: внутренние коучи и коучинг как стиль менеджмента. К сожалению, западные наработки не ложатся гладко на наш бизнес. Это как с розетками «Европа-Азия». Внешне очень похожи, да размерчик не тот.

Резюмируя вышесказанное, надо отметить, что:
• коучинг как явление, как высокоэффективный вид консультирования, стиль менеджмента существует! И он отличен от уже имеющихся;
• состояние мутной водицы, пены, околокоуча — это естественный этап выхода на рынок нового продукта;
• подготовка коуча — длительный и кропотливый процесс;
• Россия, как и любая другая страна, обладает своей спецификой. И коучинг на нашей земле засияет во всем своем великолепии только с учетом данных особенностей.
А пока… остерегайтесь подделки. И тщательно подходите к выбору коуча, организаций и курсов, готовящих коуч‑специалистов.