Интервью. «Мы ответственны за позитивные изменения в Европе»

Евгения Новикова Источник: Элитный персонал

Бизнес-образование в бывших социалистических странах европейского континента на подъеме. Оказывается, его не коснулся кризис 2001-2004 гг, отмеченный в этой сфере в Западной Европе и за океаном. Спрос на программы МВА растет, в школы ориентируются на международного слушателя, отмечает Даница Пург, декан IEDC-Bled School of Management (Словения).

Какова стратегия развития бизнес-школ стран Центральной и Восточной Европы, небольших по размеру и численности населения? На каких слушателей они ориентированы?

— В странах Восточной и Центральной Европы экономика находится на разных уровнях развития. Именно этим фактором определяется стратегия бизнес-школ.
Если страна большая, как Россия, острой необходимости в международной школе нет, ей не нужно бороться за слушателей из-за рубежа, так как свой рынок очень велик.
Небольшие государства заинтересованы в международных слушателях. Например, в словенской IEDC-Bled School of Management с самого начала стали заниматься их привлечением. В первый же год работы здесь учились представители из трех стран. Всего в Словении шесть бизнес-школ, среди которых наша — самая взрослая. Более молодые тоже стремятся к выходу на международный уровень.
В Польше — другая ситуация. Ассоциация «Форум» объединяет более 30 бизнес-школ этой страны, но на самом деле их намного больше.
В Чехии развиваются, скорее, зарубежные школы. Но там преподают не самые именитые профессора, здесь не проводят тщательного отбора преподавателей. Поэтому, на мой взгляд, Чехия не сделала особенного прорыва в сфере бизнес-образования.
В Румынии более 10 лет назад было порядка 300 бизнес-школ. Большинство из них имели малый штат, лишь около 10-15 давали серьезное бизннес-образование. В большинстве своем они ориентированы на зарубежные учебные заведения, пытаются делать с ними совместные проекты. Там много слушателей из США и Канады.
В Венгрии есть один из лучших европейских университетов, при нем — достаточно хорошая бизнес-школа. Благодаря инвестициям Джорджа Сороса у нее практически нет финансовых проблем.
Сравнительно недавно открыли школу в Берлине. Одна молодая леди из Словении спрашивала меня, стоит ли ехать туда учиться? Я порекомендовала ей отправиться в Германию.
Конечно, между учебными заведениями есть своего рода соревнование, но жесткой конкуренцией я бы это не назвала. Они различны по возрасту и содержанию программ, считаю, что в такой ситуации для учебного заведения важно иметь индивидуальность.
Уверена, проблема бизнес-образования в нашем регионе состоит в том, что школы изначально не стремились развивать партнерство с лучшими западными учебными заведениями, они были достаточно амбициозны. На самом деле, это сложная задача — привлечь «бренды» к сотрудничеству. Они не готовы отдавать свои имена совместным программам и развивать партнерские отношения.
Правильным стратегическим ходом было привлечение преподавателей из ведущих западных школ. Я сама занималась этим: участвовала в международных конференциях, знакомилась с профессорами и индивидуально их приглашала. Сейчас, когда нам 20 лет, сформировались отношения обоюдного интереса. Пример сотрудничества — Швейцарская бизнес-школа IMD в Лозанне. Мы сделали для слушателей МВА уникальную программу, пригласив для ее проведения премьер-министра, бизнесменов, художников. Слушатели IMD смогли посетить Словению и Боснию.

— В середине-конце 90-х слушателей МВА западных программ интересовала политическая ситуация в странах Центральной Европы или пример растущей экономики?

— И то, и другое. Конечно, они хотели иметь информацию об этой части света, но также получали, что более важно, знания о том, как стать лидером в бизнесе в трудных переходных условиях. Смотрели, как в такой ситуации можно руководить страной, разобщенными группами людей с разными культурами, как их интегрировать. Есть параллель между транснациональными компаниями и этими странами — ситуация очень похожа.
Мы не старались объяснить менеджерам, как инвестировать в страны бывшей Югославии, хотя у некоторых такие идеи возникали.

— Ряд стран Центральной Европы до недавнего времени испытывал экономические трудности. Программы в бизнес-школах достаточно дорогие. Есть ли спецпредложения для слушателей, приехавших оттуда?

— Поскольку бизнес-обучение несет миссию изменений в нашем регионе, цены занижаем намеренно. Так, например, несколько лет назад мы выдавали стипендии слушателям из Албании, сейчас они стали у себя на родине успешными менеджерами и сами предоставляют своим согражданам стипендии для обучения в бизнес-школах. Думаю, оказание помощи было правильным решением.
Вот трогательная история: у нашей слушательницы из Албании умерла сестра, и первой узнала об этом я, а не она. Школа помогла купить траурную одежду и уехать на похороны, ведь в те времена ситуация у нее на родине была очень сложной. Сейчас эта леди работает главой представительства Мирового Банка в Албании.
Другой интересный пример — история ныне успешного предпринимателя из Албании. Он бежал из этой страны, спрятавшись в кузове грузовика, попросил политическое убежище в посольстве США в одной из восточно-европейских стран, поступил в университет Колумбия, окончил его, вернулся в Албанию и ныне живет там. Он занимается бизнесом и открыл в своей стране бизнес-школу, нашел нас по интернету и запросил коучинг.

— Какие конкурентные преимущества, кроме ценовых, у школ Центральной и Восточной Европы по сравнению с западными?

— Безусловно, цена — это достаточно важный момент. Программы в три раза дешевле, чем на западе. Второе — отношение к студентам: каждый молодой менеджер, пришедший учиться, становится важным участником процесса. Третье — каждая школа имеет свою специфику. IEDC-Bled School of Management, например, отличается сильной практической составляющей, здесь разрабатываются консалтинговые проекты. Мы находим параллели между менеджментом и другими профессиями и даже искусством, приглашаем в школу художников, архитекторов, артистов, составляем совместно с ними программы. Школа фактически является художественной галереей: здесь около 200 произведений искусства, они создают ощущение комфорта, обеспечивают креативным лидерам творческое окружение.
Привлечение творческой составляющей — одна из тенденций современного бизнес-образования. Можно быть продолжателями, можно быть первыми. Крупнейшие западные школы прислушиваются к нашему мнению в этой сфере.
Новые времена требуют новых лидеров, бизнес-школы должны предложить для их воспитания что-либо уникальное. Прекрасное впечатляет и делает человека более активным. Мы стараемся показать менеджерам, что они ответственны за судьбы своих компаний, за развитие своей страны и общества.

— Какие программы предлагают учебные заведения Центральной Европы?

— Контент и формат различен. Есть школы с дженералистскими программами и те, где преобладает special. Здесь нет ни тенденций, ни трендов. Все стремятся к инновациям. Некоторые, например, открывают программы МВА по управлению виноделием.
У нас — general-program, состоящая из различных модулей. По-моему, неверно запускать форматы МВА в финансах, МВА в маркетинге — это должны быть блоки единой дженералистской программы, причем достаточно длительные — 3-5 недель, в течение которых слушатели занимаются в школе, овладевают навыками командной работы, обсуждают важные проблемы с профессорами. В обучении должен быть момент рефлексии. Контакты, знания, взаимодействие с представителями разных культур позволяют получить особый жизненный опыт.
Проблема в том, что школы региона недостаточно хорошо умеют представлять себя остальным. Мы должны развивать сотрудничество, предлагать совместное обучение. Например, для Бразилии, Индии были бы интересны программы Центральной Европы — с модулями в России, Польше, Словении, Венгрии, Италии. Это был бы действительно европейский продукт. Другой возможный вариант — школы Центральной Европы, России и Казахстана. Это получилась бы евро-азиатская программа, интересная для зарубежных менеджеров. Ведь в мире мало кто знает, как идет развитие в этой части света. Бизнес-школы занимаются обучением управлению, слушателям полезно осваивать региональную специфику. К тому же они смогли бы обзавестись друзьями и партнерами по бизнесу в этих странах.


ЛИЧНЫЙ ОПЫТ

Дмитрий МОСОЛОВ,
заместитель председателя правления банка
Home Credit and Finance Bank:
Изначально передо мной не было цели получить образование в элитной западной бизнес-школе. К тому же баллы теста по GMAT не оставляли для этого реальных шансов. Исходя из соображений «цена-качества», я сделал выбор в пользу Европы.
Получение качественного образования, по моему мнению, требует большой концентрации, организованности и, конечно же, времени. Совмещать работу и учебу было сложно, поэтому выбрал график full-time на general program в US Business School in Prague.
Программа очень интенсивная, дает полное погружение в бизнес-среду на целых 10 месяцев. Весь преподавательский состав был из США, обучение проходило так: занятия по одному предмету, сдача тестов, переход к другому с новым преподавателем. По окончании обучения в Пражской бизнес-школе выдается диплом Rochester Institute of Tecnology, аналогичный тому, что получают слушатели, прошедшие эту же программу в Америке. Только за океаном ее продолжительность составляла 2 года, а стоимость была несколько выше. К тому же студентам из Восточной Европы школа предоставляла хорошие скидки. Словом, плюсов было много. Сейчас, по прошествии четырех лет, осталось очень целостное ощущение от пройденной программы.
Большинство в группе составляли чехи, несколько слушателей было из США, Германии, Швейцарии, Голландии, Израиля, Китая, Хорватии. Со многими из них до сих пор сохранились деловые и дружеские отношения.
Почему в Пражской школе так мало россиян — всего около пяти за последние пять лет? Вероятно, российских менеджеров больше привлекают известные западные бизнес-школы или отечественные программы МВА, позволяющие совмещать работу и учебу. Однако качество знаний, которые получил я, не хуже чем в INSEAD, несмотря на то, что Пражская школа не так хорошо известна. Думаю, для тех, кто настроен учиться серьезно и не хочет платить очень большую сумму, это хорошая альтернатива. К сожалению, немногие потенциальные слушатели понимают ценность такого варианта. В России мало знают о бизнес-образовании в Чехии. Как правило, у многих эта страна ассоциируется с пивом, туризмом и богемским стеклом.