Продается ВУЗ. Цена договорная

Марина Сирина Источник: Накануне

Прошедший накануне в столице под председательством президента большой сбор, посвященный реализации нацпроектов, был отмечен несколькими яркими моментами. И, пожалуй, самый заметный из них — диалог Владимира Путина с Министром образования Андреем Фурсенко, из которого вообщем-то всем стало понятно, что глава государства хорошо понимает и уровень компетентности данного госчиновника, и умение организовать работу. И хотя в том заметном диалоге речь шла о конкретном вопросе «выпавших» из системы дополнительных выплат учителям, но наблюдатели, естественно, сделали вывод — такой «публичной поркой» глава государства явно дал понять — деятельность образовательного Министра его мало устраивает. Как не устраивает она и подавляющее большинство учительского и преподавательского российского сообщества. И вот в хозяйстве этого Министра очередные новшества.

Систему высшего образования в России только и делают, что перестраивают, стремясь избавиться от остатков того поистине уникального опыта, который был накоплен в советское время и благодаря которому советское образование считалось одним из лучших в мире. Конечная же цель всех проводимых государством преобразований — разгосударствление вузов и встраивание образования в рынок — ясна, как день. На встрече с  бизнесменами президент  дал «добро» на приватизацию высших учебных заведений с правом для бизнеса стать их соучредителями. Готовность управлять вузом, вложив в него большие деньги, уже выразил глава холдинга «Базовый элемент» Олег Дерипаска. Эксперты считают, что и государство, и бизнесмен преследуют каждый свои цели.  

                                                                 *  *  *

Идея приватизации и коммерциализации вузов возникла не сейчас и не вдруг. Впервые она прозвучала еще в 2003 году, когда в Минэкономразвития созрел законопроект, придающий учреждениям образования, здравоохранения и культуры особый статус — полубюджетный — полукоммерческий.

Годом позже в президентской администрации были разработаны два законопроекта, предполагавшие преобразование школ, вузов и больниц в автономные некоммерческие организации (АНО) с правом зарабатывать деньги и самостоятельно тратить их. Впрочем, государство не собиралось отказываться от их финансирования, но его и без того скудные объемы должны были еще больше сократиться.

До сих пор ректорам, большинство из которых крайне негативно восприняли идею почти полного разгосударствления вузов, удавалось сдерживать чиновничьи порывы — закон об АНО уже больше года лежит в Госдуме. Однако, очень вероятно, что он будет принят в самое ближайшее время и вряд ли ученое сообщество сможет этому помешать.

Накануне частичную (сакцентируем на этом внимание — частичную!)приватизацию вузов на встрече с крупными предпринимателями одобрил сам Владимир Путин. Одобрил президент и идею создания необлагаемых налогами фондов — так называемых эндаумент-фондов, деньги которых не тратятся, а ими управляют, доходы же идут на поддержку вуза.

Часть встречи была закрытой. Как пишет «Ъ», оставшись наедине с бизнесменами, глава государства в обмен на подобную щедрость потребовал от них поддержки нацпроектов. По мнению эксперта Центра политической конъюнктуры Ивана Сидякина, этим можно объяснить и другие довольно либеральные инициативы, которые поддержал президент и которые крайне выгодны крупному бизнесу. В частности, Владимир Путин согласился с льготным выкупом земли под приватизированными предприятиями.

Первым, кто проявил открытый интерес к вузам, стал глава холдинга «Базовый элемент» (БАЗЭЛ) Олег Дерипаска. По сведениям «Ъ», он попросил президента о придании Плехановской академии (РЭА) статуса автономной некоммерческой организации и пост соучредителя.

О намерении г-на Дерипаски стать соучредителем Плехановской академии стало известно еще до встречи с президентом. Дело в том, что о преобразовании вуза в АНО с частным соучредителем Владимира Путина попросил сам ректор знаменитой «Плехановки» Виталий Видяпин. Он заявил о готовности вуза пойти на такой эксперимент.

Речь идет о совместном управлении вузом со стороны государства и бизнеса. На каждый казенный доллар соучредитель должен будет вложить столько же. По предварительной оценке, г-ну Дерипаске, если он войдет в число учредителей, придется выложить из своего кошелька 100 млн долларов. По мнению ректора, на эти средства можно создать «настоящий западный университет — не Оксфорд, а Стенфорд, работающий на практико-ориентированной основе« со «спортивным дворцом, кинотеатром, бутиками и парикмахерскими«.

Что касается руководства вуза, его цель привлечь деньги понятна и логична, учитывая в каком положении находятся многие вузы (хотя, забегая немного вперед, отметим, что Плехановская академия живет получше многих). Получится ли из Плехановской академии второй Стенфорд — другой вопрос, к  которому мы еще вернемся.

Но какой прок Олегу Дерипаске тратить немалые даже для главы «Базового элемента» средства на вуз и почему его выбор пал именно на Плехановскую академию?         

                                                                    *  *  *

В благотворительном фонде «Вольное дело», организованном г-ном Дерипаской, Накануне.RU пояснили, что коллектив академии при обсуждении проекта частно-государственного вуза сам выбрал в качестве соучредителя Олега Дерипаску, с которым у вуза давние отношения. Плюс ко всему РЭА является альма-матер бизнесмена. Но стоит отметить, что в «Плехановке» г-н Дерипаска получал второе высшее образование, сначала он закончил физфак МГУ. Однако интерес бизнесмен проявил именно к РЭА, а не к МГУ.

Очевидно, что г-ну Дерипаске интересен именно экономический вуз. К тому же, Плехановская академия является не просто экономическим вузом, а одним из ведущих и элитных вузов страны. В РЭА, кстати, впервые в России было внедрено платное образование. И, если уж говорить о поддержке как таковой, то в финансовых вливаниях, она, смеем предположить, нуждается не так сильно, как тот же МГУ.

В фонде «Вольное дело» говорят, что ведущий экономический вуз наиболее предпочтителен с точки зрения эксперимента — «для отработки новых механизмов функционирования высшей школы, возникающих в результате изменения организационно-правовой формы, и для обкатки ранее не применявшихся технологий привлечения внебюджетных средств«.

О каких механизмах идет речь, пока не очень понятно. Но их отработка на базе вуза, как мы уже отмечали, обойдется г-ну Дерипаске примерно в 100 млн долларов. Поэтому вряд ли речь идет исключительно об имидже мецената, который создается гораздо более скромными средствами. И совсем необязательно для этого входить в число учредителей вуза — можно подарить вузу какое-нибудь оборудование и широко разрекламировать свой поступок. В самом фонде говорят, что г-н Дерипаска никогда не заботился об имидже мецената и все благотворительные программы фонда никак не рекламируются.

Второе предположение – подготовка кадров для своих предприятий, которой в последнее время озаботились многие бизнесмены. По их мнению, наша система образования готовит специалистов, оторванных от реального спроса рынке труда. Ректоры, кстати, возражают бизнесменам: они говорят, что никто в стране не знает, какие специалисты понадобятся через пять-десять лет. Вузы же работают, в том числе и на перспективу.

Однако задача подготовки специалистов для предприятий тоже решается куда проще. Сегодня почти все крупные компании поддерживают профильные учебные заведения. Пресс-секретарь «ЛУКОЙЛа» Владимир Симаков рассказал Накануне.RU, что компания оказывает финансовую помощь вузам и участвует в отборе кадров — уже с третьего курса наиболее способные студенты заносятся в кадровый резерв. «Такое сотрудничество с вузами проверено временем. Нам его достаточно. Что касается непрофильных специалистов, то мы взаимодействуем с рядом столичных вузов, в том числе с МГИМО«, сообщил Владимир Симаков, отметив, что вопрос о вхождении «ЛУКОЙЛа» в число учредителей того или иного вуза на повестке дня не значится.  

Не очень-то верится и в бескорыстную заботу главы БАЗЭЛа о российском образовании. В том, что г-н Дерипаска — патриот, болеющий за российское образование, науку и культуру, как заявили в его фонде, мы сомневаться пока не будем. Однако бизнесмены в большинстве своем — люди практичные до мозга костей и нацелены на извлечение выгоды – не факт, что материальной. 

И опять же, чтобы заботиться о будущем образования, совсем не обязательно становиться соучредителем Плехановской академии. Разрешите также не поверить в то, что можно сделать отечественное образование конкурентоспособным, развивая и поддерживая один элитный вуз.

В фонде «Вольное дело», однако, уверены, что их эксперимент “продемонстрирует бизнесу всю инвестиционную привлекательность образования” и бизнес стройными рядами потянется в образование. Однако в обмен он должен получить доступ к святая святых —  образовательному процессу. «Частный капитал готов вкладывать средства в высшее образование, но при нынешнем состоянии законодательной базы он будет, скорее, создавать альтернативные учебные заведения, постепенно тесня почтенные государственные вузы. Вряд ли бизнесмен станет вкладывать такие деньги в государственный вуз, не имея возможности влиять на образовательную политику«, — сообщила Накануне.RU директор фонда Тамара Румянцева. К слову, третий этап взаимодействия БАЗЭЛа и “Плехановки” – после отработки всех механизмов — предполагает формирование законодательной инициативы.

Иметь возможность проводить в вузе свою образовательную политику, на наш взгляд, и есть главная цель, которую преследует Олег Дерипаска. Зачем? Все очень просто. Взяв управление в свои руки, бизнесмен сможет постепенно наладить процесс формирования «своей» элиты, которая экономически будет мыслить так, как нужно крупному бизнесу.

Образование, как известно, во многом определяет мировоззрение. О том, что экономисты и управленцы даже в одной стране могут мыслить по-разному, вся история постсоветской России свидетельствует. Логично предположить, что подготовка “своих” выпускников нужна бизнесу для того, чтобы в будущем продвигать их на ключевые посты в министерствах и ведомствах.

Впрочем, представители ведущих уральских вузов считают, что г-н Дерипаска преследует более прозаичную цель. Имущество вуза, по закону об АНО, учредитель не сможет отторгнуть (поэтому ректор РЭА подчеркивает, что о приватизации вуза речь не идет), однако в его руках будет сосредоточена вся финансово-хозяйственная деятельность – об этом говорил и ректор Плехановской академии. Ректор Уральского

госуниверситета Владимир Третьяков в интервью Накануне.RU сообщил, что вузы ошибочно считаются убыточными предприятиями: во всем мире интеллект стоит больших денег. По его мнению, государство, которое в случае с соучредительством, должно выступать в роли противовеса бизнесу, напротив, с радостью переложит остатки обязательств на его на плечи. А кто платит, тот и музыку заказывает.

                                                                 *  *  *

В этой связи весьма любопытен еще один факт. В Москве в скором будущем начнется создание бизнес-школы, о чем также было заявлено на встрече с президентом. Деньги на ее создание – порядка 100 млн долларов — выделили 14 бизнес-структур. Их имена пока не разглашаются.

В роли одного из идеологов создания суперсовременной бизнес-школы выступила компания “Тройка-диалог”. Как сообщила Накануне.RU член рабочей группы Ирина Прохорова, ученики школы будут получать опыт не по учебникам середины 80-х годов, а изучать опыт сегодняшнего дня в тесной связке с бизнесом. “Большой процент преподавателей будет из-за рубежа – это люди, которые имеют опыт преподавания в лучших бизнес-школах, люди, которые, будучи связаны с системой бизнес-образования, понимают и ее недостатки. Ставя амбициозные задачи – войти в десятку лучших бизнес-школ мира мы понимаем, что сам формат МВА устарел,  и наша школа будет в состоянии предложить некий новый формат бизнес-образования – тот, который будет востребован в будущем”, — отметила Ирина Прохорова. Среди педагогов, по ее словам, будут и российские ученые, а также, что немаловажно, успешные бизнесмены-практики.

Преподавание в школе будет вестись на английском языке. Образование будет платным – и по цене оно будет сопоставимо с западными бизнес-школами – притом что, подчеркнула г-жа Прохорова, создание бизнес-школы не является для бизнесменов коммерческим проектом. С первого дня будет развита система грантов и кредитов. Помимо материального ценза, абитуриентов ожидает жесткий вступительный отбор – вплоть до участия в спортивных и творческих конкурсах.

Конечная же цель проекта, как объяснили в компании, — сформировать новую бизнес-элиту. “Задача, которая стояла перед нами, — создать в России бизнес-школу современного уровня, которая смогла бы сформировать бизнес-элиту через 10-20 лет”, — рассказала пресс-секретарь компании “Тройка-диалог” Виктория Абраменко. То есть та же цель, что, предположительно, и у г-на Дерипаски – только подход другой.

Не беремся утверждать, есть ли между двумя проектами непосредственная связь, но рискнем высказать еще одно предположение. БАЗЭЛ, наверняка, в создании бизнес-школы тоже участвует. И не исключено, что бизнес-школа станет вторым этапом формирования “своей” бизнес-элиты – выпускники “Плехановской академии” будут продолжать учебу в бизнес-школе, получая второе высшее образование.

Очень может быть, что система формирования “своих”  управленцев изначально задумывалась как двухуровневая. Но, повторимся, это всего лишь предположение.

Игры сильных мира сего рядовым россиянам неведомы. Да и вряд ли они их сильно интересуют — нет никакой уверенности в том, что новая бизнес-элита управлять страной будет во благо народа. По крайней мере, если учесть «поведенческие навыки» современной бизнес-элиты, ее историю взаимоотношений с собственным народом, то перспективы не кажутся радужными. Другое дело, что будущее российского образования многим не безразлично потому как нашим детям и внукам жить и учиться в этой стране. Многие ректоры — среди них и ректор УрГУ — по-прежнему считают, что приватизация вузов означает их полный крах. Что касается участия бизнеса в их управлении, то Владимир Третьяков напомнил историю с Российским государственным гуманитарным университетом, ректором которого недолго пробыл совладелец ЮКОСа Леонид Невзлин — после того, как ЮКОС пообещал инвестировать в вуз 100 млн долларов в течение десяти лет. Однако спустя полгода ученый совет проголосовал за его отставку. Сам г-н Невзлин тогда заявлял, что на РГГУ оказывалось давление и он вынужден был покинуть пост ректора в связи с событиями вокруг нефтяной компании. «Видяпина печальный опыт РГГУ ничему не научил, поэтому он и решил ввязаться в этот эксперимент«, — считает Владимир Третьяков .

Впрочем, не все руководители вузов с опаской относятся к приходу в госуниверситеты частного капитала. Ректор Уральского государственного горного университета Николай Косарев предположил, что, возможно бизнес, как радивый хозяин, будет лучше заботиться о вузах.

В самом деле, государство, что касается образования, очень похоже на нерадивого хозяина. А все его инициативы (самая последняя — переход на подушевое финансирование вузов) так и выталкивают вузы на рынок. Другое дело, что бизнес, скорее всего, будет поддерживать только те вузы, которые интересны ему. И, если закон об АНО все же будет принят — а г-н Дерипаска готов  создать прецедент —  многие учебные заведения, где учат студентов фундаментальным знаниям, рискуют оказаться не у дел…